10.06.2019      1828      0
 

Куртуазия и большие топоры


Как проходили пешие поединки в XIV веке?

Как превратить тяжёлый и опасный спорт в куртуазное развлечение? Ввести оригинальные правила, например: тот, кто роняет топор, должен подарить прекрасной даме бриллиант. При этом никто не мешает рыцарю вонзить меч под забрало противника или разрубить ему кисть. Вадим Сеничев продолжает исследование истории пеших турниров и разбирается в том, где проходит граница между спортом, благородной забавой и поединками насмерть? 

Вадим Сеничев – историк, переводчик, младший научный сотрудник кафедры археологии, истории Древнего мира и Средних веков МГОУ, организатор турнира пеших латников в рамках Турнира святого Георгия.

Говоря о пеших поединках, тем более о поединках между людьми благородного сословия, нельзя не задаться вопросом о том, как регулировалось их проведение на турнире, что было разрешено и запрещено, что было допустимым и что – чрезмерным в деле демонстрации воинской выучки. В этой статье мы попробуем на материале различных источников проследить, как проходили пешие поединки и менялись их правила на турнирах XV в.

Начнем наше повествование с красочного и очень символичного источника, оставленного великим французским романистом XV века Антуаном де Ла Салем. Его роман о маленьком Жане де Сантрэ – необычное для своего времени произведение. В романе объясняется этикет, культура и добродетели рыцарей, понятие куртуазности. Герой, прошедший обучение всем рыцарским премудростям, сходивший в далёкое паломничество и совершивший множество подвигов, в конце концов разочаровывается в людях, которые преподали ему уроки благородства, и оказывается намного честнее своих учителей. Кроме необычного для подобного жанра сюжетного хода, роман интересен красочным описанием пешего поединка этикета и логики подобных мероприятий: 

«Как Жан де Сантрэ и мессир Энгерранд сражались друг с другом с великой доблестью

Когда рыцари были готовы, они покинули свои павильоны. Де Сатнрэ встал на колени, перекрестился, поцеловал медальон и опустил забрало, взяв полэкс в руки. Когда оба противника вышли из павильонов, те были убраны с поля, и маршал скомандовал: «Да начнется бой!»

Как только были сказаны эти слова, противники ринулись друг к другу, подобно двум львам. И Сантрэ прокричал: «За наиболее благородную из дам, которой я имею честь служить!»

С тем они начали обмен ударами. Мессир Энгерранд, благородный рыцарь, сильный и отважный, был выше Сантрэ. Он поднял свой полэкс и нанёс удар такой силы, что тот пошатнулся. Однако Сантрэ смог ударить в ответ древком полэкса в забрало так, что противник отступил на шаг.

Затем мессир Энгерранд поднял свой полэкс вновь и нанёс удар со всей своей силой, как и до того, однако Сантрэ, который ещё не отошел от первого удара, закрылся полэксом так хорошо, что удар не коснулся его.

Тогда мессир Энгеррад вновь поднял полэкс чтобы ударить Сантрэ, но тот шагнул вперёд, поймав замах его правой руки своим полэксом и ударив по ронделю, от чего тот погнулся, и рука под ним наверняка была задета, и пальцы поранены, однако в пылу боя мессир Энгеррад не заметил раны и попытался поднять полэкс, но не смог. Когда он почувствовал боль и понял, что не может более биться правой рукой, то, будучи отважным и смелым рыцарем, он перехватил полэкс в левую руку и попытался схватить Сантрэ.

Когда Сантрэ понял, что задумал противник, хотя и не знал, какую рану он ему нанёс, то ударил его молотом полэкса, не давая подойти ближе. Тогда, понимая, что случилось, он нанёс удар также и в левую руку мессира Энгерранда, и оружие выпало из его руки. Тогда мессир Энгерранд, оказавшись безоружным, попытался обхватить Сантрэ и повалить, а тот стал бороться с ним одной рукой, второй держась за полэкс.

И когда король увидел, что полэкс мессира Энгерранда на земле, и что оба чемпиона начали бороться друг с другом, он бросил свой жезл на землю, как главный судья поединка, и сказал: «Остановитесь!» И тогда стражники растащили двух поединщиков.
И тогда король повелел маршалу привести бойцов к нему с таким обращением: «Вы, мессир Энгерранд, и вы, Жан дэ Сантрэ: король повелевает мне объявить вам, что оба вы проявили доблесть, выполнили долг и защитили честь, и сделали это с таким благородством, какого не могли бы показать иные. Но в вашем вызове, синьор дэ Сантрэ, было сказано, что вы желаете биться до тех пор, пока один из бойцов не падёт на землю, либо не коснётся её двумя руками, и в исполнении этого долга мой господин король желает одарить вас призом».

Тогда король повелел обоим поединщикам, что стояли перед ним, преклонив колено, подняться и снять шлемы. И когда Сантрэ услышал, что король поздравляет его с исполнением долга, то поблагодарил его, настолько любезно, как только мог:
«О, благороднейший и всемогущий принц, я благодарю вас со всей покорностью за ту честь, которую вы соблаговолили оказать мне, и молю вас со всей скромностью, на которую способен, помянуть и моего господина и собрата, наличествующего здесь и оказавшего мне честь своим полэксом. Любой успех, что я сегодня обрел, сир, – и прошу вас, помните это, – был не более, чем скромной удачей». (1)

Поединок на рыцарских топорах. Изображение из Chronique d’Enguerrand de Monstrelet.

Обратимся теперь к источникам реалистического жанра, а именно, к хроникам и жизнеописаниям известных рыцарей XV века. Оливье де Ла Марш, французский хронист и политический деятель эпохи Бургундских войн, описал в своих мемуарах поединки на необычных мечах, называемых им эстоками, («deux estocs, que l’on nomme espees-d’armes») и дал интересное описание поединка между рыцарями Антуаном де Водре и Жаном де Компе, договорившихся нанести друг другу по пятнадцать ударов:

«Антуан держал свой меч двумя руками, но левую руку поставил выше и использовал обратный хват, под самый рондель (et empoigna, a deux mains, la main senestre renversée, et couverte de la rondelle), в то время как де Компе также держал левую руку спереди, но прямым хватом. Все пятнадцать ударов были нанесены, и все они были уколами».

Ла Марш также замечает, что в конце поединка налатники противников были изорваны, а бой окончился тем, что оба бойца вогнали эстоки друг другу в забрала, однако никто не пострадал. Отметим, что даже при том, что бойцами применялось оружие, специально рассчитанное на поражение человека в доспехах, они не получили серьёзных повреждений. Вероятнее всего, дело тут не только в качестве брони, но и в самом настрое оппонентов, желавших скорее показать себя, нежели навредить друг другу. Это желание также можно рассматривать как важный фактор на рыцарском турнире.

Поединок на эстоках. Гравюра XIX в. по мотивам миниатюры из хроники де Ла Марша.

Обратимся далее к жизнеописанию одного из самых ярких и знаменитых поединщиков своего времени Жака де Лаллена (1421 – 3 июля 145), прозванного Добрым Рыцарем без страха и сомнения (bon Chevalier sans peur et sans doubte). Он прославился не только на турнирах, но и в войнах, приняв участие во взятии Люксембурга и подавлении Гентского восстания. По иронии судьбы, любимец герцога Бургундии Филиппа Доброго погиб не от руки более сильного и ловкого рыцаря, а от случайного пушечного ядра, выпущенного, как говорят, по неосторожности во время осады замка Пуке в 1453 году. 

Из его биографии «Книги деяний Жака Лалена» мы можем вывести следующие правила «пеших поединков для развлечения» (chapitres des amies a pied), характерные для XV века:

«Правила турнира 1 апреля 1445 года:
– Боец должен быть снаряжён в добрый доспех.
– Каждый боец имеет копья или мечи для броска, и сразу же после этого броска бой продолжается на топорах, мечах или кинжалах до тех пор, пока один из поединщиков не коснётся рукой, коленом или телом земли, либо не сдастся.
– Тот, кто победил, получает от проигравшего меч, которым тот сражался на ристалище. 


Правила турнира 27 декабря 1448 года:
– Должно быть выставлено три щита.
– Тот, кто коснётся первого, может вызвать защитника на бой на топорах до такого числа, до какого он пожелает, но если один из них упадёт или уронит свой топор, тогда поединок будет завершён.
– Поединок на топорах будет таким же, как на копьях или кинжалах, которые защитник должен предоставить, а вызвавший выбрать.
– Тот, кого повергли на землю, должен в течение года носить золотой браслет, закрытый на ключ, и тот будет открыт только дамой, которой будет передан этот ключ, и которой после будет подарен браслет.
– Тот, кто уронит свой топор, пусть подарит самой прекрасной даме, какую он знает в этих краях, бриллиант.
– Защитник пусть подарит лучшему бойцу на топорах золотой топор.
– Тот, кто выбрал мечи, может потребовать трёх раундов боя, но не более.
– Мечи должны быть одинаковы, они предоставляются защитником.
– Доспехи выбираются поединщиком по своему вкусу, для пешего или конного боя, одиночные или двойные.
– В случае если защитник ранен, он может назначить себе замену.
– Всякий рыцарь и оруженосец должен получить золотое кольцо с эмалью по цвету выбранного щита».

Как мы можем видеть, в правилах турниров уделяется огромное внимание не только тому, как можно наносить удары и какое оружие должно применяться, но и тому, как бойцы должны относиться друг к другу, победив или потерпев поражение. 

Теперь обратимся к описанию поединков самого де Лаллена:

«Лаллен сражался в Вальядолиде с Диего де Гузманом… Когда двое сошлись, оба они нанесли такие сильные удары, что искры вылетели из их добрых железных доспехов. Лаллен, как всегда с открытым лицом, нанёс укол в закрытое забрало Гузмана с такой силой, что ранил его трижды в лицо острием топора. Прежде того, Диего выронил свой топор из-за сильного удара, нанесённого Лалленом, и потому попытался сблизиться с ним, намереваясь, как он говорил за пару месяцев до боя, поднять того и выбросить за пределы ристалища. Тем не менее, бургундец был готов, и левой рукой удерживал его на дистанции, отбрасывая топор и доставая меч. В этот момент король остановил поединок».

И ещё один пример поединка на топорах в контексте пешего турнира:

«Лаллен был ранен в кисть острой пикой топора противника, и ему пришлось положить свой топор на сгиб локтя. как на подставку и правой рукой отбивать удары англичанина, который, будучи в добром доспехе, попытался прорваться к Лаллену, но тот отступил, от чего Томас упал на землю. Несмотря на то, что он коснулся земли лишь коленом и локтем, Герцог счёл, что рыцари выполнили свои обеты и что поединок следует окончить».

Изображение из «Chronique des faits du noble et vaillant chevalier messire Jacques de Lalain».

В очередной раз заметим, что в приведённых примерах глава турнира, будь то король или герцог, останавливал поединок, как только видел, что бойцу грозит опасность. В этом проявляется определённая спортивность рыцарского турнира и его отличие от судебного поединка или дуэли, для которых на поле зачастую выносили гроб и не останавливали бой до тех пор, пока один из противников не просил о пощаде или не был убит. Для иллюстрации этого принципиального различия приведем пример из фехтовального трактата Пауля Гектора Майра, в котором есть глава, посвящённая поединкам в латах на том же наборе оружия (копьё, меч и кинжал), что и в пеших турнирных поединках, но до смерти:

«Если один из бойцов устанет настолько, что не сможет продолжать бой, то он должен предложить отдать всё, чем владеет, победителю, а победитель может либо принять его предложение, либо забрать его жизнь»(2).

Судебный поединок до смерти. На ристалище вынесен гроб. Изображение из ман. Ганса Талтхоффера (Ms.XIX.17-3), 1448 год.

Такая форма боя описана и в самом раннем из германских фехтовальных трактатов, именуемом Gladiatoria (ок. 1430). Согласно ему, бой должен продолжаться до тех пор, пока одному из противников, лежащему на земле, не будет нанесён удар кинжалом. Аналогичная ситуация рассмотрена также в трактатах Ганса Тальхоффера (манускрипты 1440-1460 годов) и многих других, из которых черпал вдохновение Пауль Гектор Майр.
И всё же, когда речь заходит именно о турнирах, перед нами предстает совсем иная картина: задача бойцов состоит не в том, чтобы нанести противнику вред, а в том, чтобы продемонстрировать свою ловкость, показав при этом знание турнирного этикета и умения почтительно вести себя с дамами и со своим синьором. Рыцарский турнир, пеший и конный – это яркое выражение куртуазной культуры. 

Последним нашим примером будет описание правил пешего боя на турнире Поля Золотой Парчи (Le Camp du Drap d’Or), который проходил с 7 июня по 24 июня 1520 года. Дата проведения турнира сильно выступает за пределы интересующей нас эпохи середины XV века, однако эти правила иллюстрирует то, к чему двигалась и к чему в итоге пришла практика пеших рыцарских турниров:

«В пешем бою количество ударов определялось по желанию дам. Французский турнир предполагал наличие легких мечей, которыми можно было нанести больше ударов. Также считалось, что двуручные мечи слишком опасны, и мало какие рукавицы способны надёжно защитить руку от тяжёлых ударов. Тем не менее, это оружие допускалось для выбора по согласию сторон <…>.


Последняя часть турнира состояла из пешего поединка через барьер. Барьер был поставлен около трёх футов высотой, и имел по две планки на каждой стороне. Он находился внутри ограждения, в котором могло сражаться сразу 10 пар бойцов. Для этого боя королю Генриху предоставили павильон, в котором можно было одеться в доспехи <…>.Сначала бои проходили на копьях, когда те сломались, комбатанты продолжили сражаться на обломках, а затем им дали сперва одноручные, а затем двуручные мечи, на которых они обменялись ударами с такой силой и усердием, что огонь высекался из их доспехов».

Поединок на мечах. Изображение из ман. Ганса Талтхоффера (Ms.XIX.17-3), 1448 год.

Попробуем сделать некоторые выводы на основе приведённых примеров. Пеший бой на турнире был отчасти подобен поединку на смерть по своему набору оружия. Жёсткая регламентация и прекращение поединка по команде распорядителя говорят о том, что при всём добродушии и предельно дружелюбной атмосфере подобных состязаний, сражающиеся всё же стремились показать всё лучшее, на что они способны в воинском деле. 

При этом не всегда явно выявлялось поражение или победа. Периодически нам встречаются утверждения, что «рыцари выполнили обет» или «проявили себя достойно». Это означает, что подобные поединки не всегда велись до выявления победителя, и в некоторых случаях служили просто для демонстрации своего мастерства перед синьором и дамами.

Также на протяжении XV века заметно движение к большей спортивности поединков и их модернизация. Кроме строгого учёта ударов (то есть попыток попасть по оппоненту), к началу XVI века на пеших турнирах появляется барьер, призванный не допустить ближнего боя и борьбы, которая происходит в пешем состязании достаточно часто. Кроме того, развитие специальных доспехов для пешего боя во второй половине XV века показывает нам, что он превращается в определённом роде в развлечение, подобное джостру, для которого в те же годы применяется отдельный вид доспехов, сильно отличающийся от «полевого» снаряжения.

Применение кинжала в латном поединке. Изображение из манускрипта «Gladiatoria» (MS U860.F46) ок. 1450 года.

(1) Перевод фрагмента из «Романа о Жане де Сантрэ (Histoire et plaisante chronique du petit Jehan de Saintré et de la Dame des Belles-cousine) выполнен автором данной статьи по изданию Antoine de La Sale. Jean de Saintre – A Late Medieval Education in Love and Chivalry. University of Pennsylvania Press, 2014. pp. 85-88.
(2) Mair, Paulus Hector. Opus amplissimum de arte athletica, 1542. Cod.icon. 393, p. 241r.

Литература:
1. Сollection des chroniques nationales Françaises: Chronique de Georges Chastellain: Chronique des ducs de Bourgogne. Paris, 1825.
2. Beaune H., D’Arbaumont J. Mémoires d’Olivier de La Marche, maître d’hôtel et capitaine des gardes de Charles le Téméraire. Paris, 1783.
3. Clephan R. C. The tournament; its periods and phases. London, 1919.
4. Dillon H. A. Barriers and Foot Combats. Archaeological Journal 61, 1904.
5. La Sale, Antoine de. Jean de Saintre – A Late Medieval Education in Love and Chivalry, University of Pennsylvania Press, 2014.
6. Lalaing, Loise F. (Jacques de) // Biographie nationale de Belgique. T. XI. Bruxelles: Bryant-Christophe et Cie, 1890-1891.
7. Russell, Joycelyne G. The Field of the Cloth of Gold: Men and manners in 1520. New York: Barnes & Noble, Inc., 1969.


Об авторе: Вадим Сеничев

История воинской культуры средневековья, взаимоотношения человека, общества и оружия. Переводит исландские саги и средневековые трактаты по боевым искусствам.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.