20.08.2019      2332      0
 

Династические связи Романовых


Евгений Пчелов в «Родине слонов»

Как Пётр I «завоевал Балтику», отдавая замуж своих племянниц? Почему первый Российский Император женился на безродной Марте/Екатерине? Как хитрая династическая политика Петра, связавшая Россию со всей Европой, повлияла на эпоху дворцовых переворотов.

Мы публикуем стенограмму эфира дружественного проекта Родина слонов. О важнейших аспектах истории, которые обычно упускают в школьной программе, рассказывает кандидат исторических наук, заведующий кафедрой вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ Евгений Владимирович Пчелов.

Михаил Родин: Сегодня мы продолжим разговор о династических связях наших династий, правивших сначала Русью, потом Московией, потом Россией, а потом и Российской империей. Прошлую программу мы закончили на том, что Романовы, благодаря своим религиозным убеждениям и сложной ситуации на международном рынке невест, в отношении династических связей замкнулись внутри России.

Евгений Пчелов: Произошла самоизоляция.

Михаил Родин: Потом, в конце XVII века, произошел переворот: к власти пришел Пётр I, который отличался бурным нравом и всё поменял. Давайте начнём с него.

Евгений Пчелов: Да, Пётр I сделал великую вещь. Он прорубил окно в Европу и попытался приблизить Россию к Европе в разных контекстах. И один из контекстов – это положение царской, а потом императорской семьи. Пётр прорвал изоляцию, стал вводить династию Романовых в семью европейских монархов. Причем делал он это очень грамотно. Если мы вспомним XVIII век, то, без знания некоторых глубин, для нас будет странным, что на российском престоле оказались многочисленные немецкие герцоги и принцы: сначала Ккурляндская герцогиня, потом Мекленбург-Шверинская, потом Гольштейн-Готторпские, Брауншвейгские, Ангальт-Цербстская, которая стала Екатериной Великой.

В современном представлении всё это непонятно. Потому что мы не осознаём династическую ситуацию того времени и совершенно не знаем мелкие немецкие владетельные фамилии, и зачем они нужны. С одной стороны Россия, Романовы, огромная страна, а с другой, например, Екатерина Великая, о которой представление, как о безродной Золушке, чуть ли не в деревянных башмачках. Как сказал Ключевский, «из копошащегося, глухого угла Европы», которая вдруг пришла к нам и развернулась.

Михаил Родин: Многие поворачивают это так, словно немцы захватили Российскую империю.

Евгений Пчелов: Да, но всё это конечно расхожие мифы, которые основаны на непонимании сути династической политики. Но сначала о том, что принципиально нового сделал Пётр в части браков своих родственников. Он получил в наследство семью, в которой женщин было значительно больше мужчин. Многочисленных царевен нужно было попытаться пристроить. Пётр совершил прорыв, отказавшись от принципа, что нужно жениться и выходить замуж за православных или обязательно перекрещиваться в православие. Спокойное отношение Петра к вопросам веры позволило вывести семью Романовых в европейский свет.

Всё началось в 1710 году, когда Пётр выдал замуж свою племянницу Анну, одну из дочерей его старшего брата Ивана Алексеевича, коих было три: Екатерина, Анна и Прасковья. Анна вышла за Фридриха Вильгельма, герцога Курляндского. По случаю свадьбы устроили большие празднества, которые так любил Пётр. Однако по дороге домой, в столицу Курляндии Митаву, нынешний город Елгава, Фридрих Вильгельм скончался. Анна оказалась вдовицей и вернулась в Петербург, но Пётр приказал ей ехать обратно в Курляндию. Там Анна прожила двадцать лет, где были, конечно, русские резиденты, но, в основном, окружение состояло из курляндского, остзейского дворянства. Русская царевна, выросшая в тереме царицы Прасковьи Фёдоровны, оказалась в ином мире и должна была превратиться в герцогиню.

Важный вопрос: что же такое Курляндия? Если мы посмотрим на карту Балтики, того региона, к которому Пётр стремился и в котором действовал, то мы увидим сначала Ингерманландию, где был построен Петербург, Эстляндию и Лифляндию, которые присоединили по результатам Северной войны. А дальше, к югу от российских владений, отвоеванных у Швеции, находилось герцогство Курляндия и Семигалия. Это было довольно сильное государство, которое выходило на Балтику. Сейчас это сложно осознать в полной мере, но в XVII веке маленькая Курляндия пыталась построить колониальную империю. Хоть и недолгое время, но колониями герцогства были Тринидад и Тобаго в Карибском бассейне, была попытка закрепиться у берегов Африки. Не только такие большие государства как Португалия, Испания, Англия, Франция и Голландия, но и такие маленькие как Курляндия, пытались поучаствовать в колониальном разделе мира. 

Герцогство Курляндское в 1740 году

Представляйте себе небольшое государство, но достаточно сильное с точки зрения флота, политики и месторасположения. В XVII веке правил герцог Яков, и сейчас очень популярный в Латвии, можно сказать, национальный герой. Вот это и есть Курляндия, играющая на Балтике большую роль. Таким образом, если Анна становится герцогиней Курляндской, мы можем влиять и на Курляндию, и распространять влияние России дальше.

Михаил Родин: То есть закрепиться не с помощью войны, а с помощью династической политики.

Евгений Пчелов: Именно так. После Курляндии по Балтике идёт территория Речи Посполитой, союзницы Петра, тут всё замечательно. Дальше территория разных немецких государств, а ещё дальше на юге Балтийского моря находится герцогство Мекленбург-Шверинское. И в 1716 году Пётр выдаёт старшую сестру Анны Екатерину за Карла-Леопольда, герцога Мекленбург-Шверинского. Россия продвигается династическим путём дальше на запад по южному побережью Балтийского моря. Однако этот брак распадается, и Екатерина возвращается в Россию с маленькой дочерью – Елизаветой Екатериной Кристиной, которая потом становится Анной Леопольдовной. Именно так появляется Анна Леопольдовна, дочь Мекленбург-Шверинского герцога.

Если мы пойдём ещё дальше на запад, то обнаружим полуостров Ютландию, на севере которого находится Дания, а на юге – герцогство Гольштейн-Готторпское, тоже важный элемент балтийского геополитического пространства. Уже после смерти Петра, но в результате его стараний, его старшая дочь Анна выходит за Карла-Фридриха Гольштейн-Готторпского. Появляется ещё одна династическая связь. 

Двигаясь на север по побережью Балтики, обнаружим Данию – союзницу в Северной войне, затем Швецию, с которой Петр воюет. Но не будем забывать, что герцог Гольштейн-Готторпский является племянником Карла XII, короля Швеции. Он и его потомки – потенциальные наследники шведского престола. И действительно, так и получилось: у Екатерины и Карла-Фридриха родился сын Карл Петер, который стал Петром III, но до этого он считался наследником шведского престола, его готовили к тому, что он будет шведским королем.

Таким образом, круг замыкается, и вся Балтика оказывается связана со сферой влияния России. То есть Пётр, физически закрепившись на Балтике и выйдя на Балтийское море, пытается закрепить и весь балтийский регион с помощью династической политики.

Михаил Родин: При этом всё это время идёт Северная война со Швецией, и Пётр не только сделал своими союзниками весь юг Балтики, но ещё и через них запустил корни в Швецию.

Евгений Пчелов: Следующий брак – брак наследника Петра I. В 1711 году Алексей Петрович женится на принцессе Шарлотте Брауншвейгской. Этот брак оказывается возможным, потому что Шарлотта остаётся лютеранкой (и до самой своей смерти), а царевич православным. В Российской империи в более поздний период возможны были браки между католиками и православными без всякого перехода веры. Что это за Брауншвейг-Вольфенбюттель, нам это название ни о чём не говорит, ничего примечательного. Но между тем, родная сестра Шарлотты Елизавета была женой Карла Габсбурга, который в 1711 году стал императором Священной Римской империи Германской нации Карлом VI. Через этот брак наследник русского престола становится свояком императора самого главного государства Европы. Империи соединяются через этот брак таким тесным образом. Именно поэтому Алексей Петрович потом окажется во владениях Карла VI, он едет к своему родственнику. Мария Терезия, дочь Карла – это двоюродная сестра нашего Петра II. Но он умер рано, поэтому это не получило никакого развития, а так – династия Габсбургов и династия российская были бы двумя ветвями одного генеалогического древа.

Браки детей и родственников Петра I. Изображение из материала Евгения Пчелова для Arzamas.akademy

Таким сопряжением со Священной Римской империей подчёркивается статус Российской империи. Насколько продуманной была политика Петра в этом отношении. Важны были не сами семейства, с которыми заключал браки Пётр, не размеры их владений, а династические связи, которыми обладали эти семьи. И эти связи были очень приличными на династической карте Европы того времени.

То же самое с Екатериной Великой. В 1996 году на первой научной конференции, посвященной императрице, я произвёл фурор докладом, в котом всего лишь описал ее генеалогию. Общее представление о ней было как о представительнице маленького захудалого рода, и когда я описал все связи, и немаловажные, которыми было пронизано её происхождение, это произвело впечатление. Все это чрезвычайно важный элемент международной политики.

Михаил Родин: Если Пётр так пристраивал своих родственников на династической арене, почему его супруга Екатерина вообще без рода, без племени?

Евгений Пчелов: Она была никем, в этом отношении Пётр осуществил вещь, которая была шоком для общества.

Михаил Родин: Более того, это был её второй брак.

Евгений Пчелов: Это неясная история, была она замужем или не была. О её происхождении существует много разных версий. Её называют Мартой Скавронской – это наиболее распространённая и обоснованная, но тоже версия. На самом деле неизвестно даже время её рождения, все сведения очень туманные. Да, действительно, была ситуация, когда он отправил Евдокию Лопухину в монастырь по примеру своих отдалённых предков Рюриковичей. Фактически это был развод, Евдокия оказалась в том самом Покровском Суздальском монастыре, куда ссылали всех жён, начиная с Соломонии Сабуровой.

В 1703 году рядом с Петром появилась Марта, и он её взял. Там, конечно, была любовь. Дело в том, что Марта была женщиной под стать Петру. Ему нужна была не эфемерная московская девушка, а женщина, которая могла быть с ним в походах, следовать за ним всюду, которая «коня на скаку остановит». Она была именно такой: сильной женщиной, активной, деятельной и помогала ему на протяжении всей жизни. Пётр привез Марту в Москву, отдал своим родственникам, сестре Наталье Алексеевне на воспитание — нужно было выучить русский язык. Потом ее крестили под именем Екатерины Алексеевны. Екатериной звали старшую сводную сестру Петра, то есть родную сестру Софьи. А отчество Алексеевна потому что крёстным отцом был царевич Алексей Петрович.

Михаил Родин: То есть сын от первого брака.

Евгений Пчелов: Именно так, вот почему Екатерина Алексеевна, очень интересно имена работают. И начинают рождаться дети, мальчики, которые умерли в младенчестве, потом родилась Анна в 1708 году, потом Елизавета в 1709. Но не было официальных отношений, дети никак не узаконены. Обвенчались Пётр и Екатерина только в 1712 году и дочери стали привенчанными. Это обстоятельство сыграло свою роль в коллизиях эпохи дворцовых переворотов. Анну и Елизавету не воспринимали в качестве серьёзной политической силы и законных наследниц.

Свадьба Петра I и Екатерины Алексеевны. Гравюра А. Ф. Зубова, 1712

На российском престоле оказывается совершенно безвестная девушка. После смерти к ней заявлялись «родственники», как раз Скавронские-Генриховы-Ефимовские.

К сожалению, этот брак оказался несчастливым в плане потомства, потому что почти все, довольно многочисленные, дети умерли во младенчестве. В 1715 году родился Пётр Петрович, которого Пётр I решил сделать наследником, потому что царевич Алексей от отца был далёк и их отношения были очень сложными. Не останавливаясь подробно на событиях, упомянем, что в 1718 году Алексей Петрович погиб, а маленький Пётр Петрович был официально объявлен наследником. Но в 1719 он умер, и кроме дочерей больше не осталось наследников.

Возникла сложная коллизия, потому что династия сужается, наследников остаётся не так много. У царевича Алексея тоже были дети: дочь Наталья и сын Пётр, который родился в 1715 году. Встаёт вопрос: кто будет следующим? По идее старого московского престолонаследия, это должен быть внук, но он не только из нелюбимой ветви Петра, но и маленький ребёнок. Если Пётр умрёт, возникнет сложная ситуация с малолетним императором, а все остальные наследники – женщины.

В 1722 году Пётр издает устав «О наследовании престола», который до некоторой степени определил так называемую «эпоху дворцовых переворотов». Но стоит подчеркнуть, что по сути дела, у него не было другого выхода. Когда круг потенциальных наследников очень мал, нужно как-то эту проблему решать. Пётр делает кардинальный шаг. Если раньше престолонаследие было очевидным, хоть и не закреплённым законодательно, – престол передавался по прямой мужской линии, то теперь Пётр меняет порядок. Теперь император может передавать престол по завещанию тому из родственников, именно из родственников, кого сочтёт наиболее подходящим и достойным для дальнейшего правления. Это позволяло выбирать наследников и из женщин, и было выходом из ситуации с единственным малолетним наследником, с которым всё что угодно может случиться. На момент смерти Петра мальчику было всего десять лет, и самостоятельно он править не мог.

Судя по всему, Пётр предполагал передать престол именно потомству второй жены, по крайней мере, в 1724 г. он короновал Екатерину Алексеевну императрицей. Пётр был венчан царём давно, еще в детском возрасте, а это была первая коронация императорского типа в России, по европейскому образцу. Для церемонии впервые изменили царский венец на императорский, плюс коронация женщины, что тоже необычно. 

Екатерина стала императрицей при муже-императоре. Но в конце жизни Петра отношения их испортились, и ситуация была неопределённой. Пётр не воспользовался правом завещания. Есть знаменитые легенды о том, как он перед смертью слабеющей рукой на доске написал «отдайте всё», а кому – дописать не успел и умер. Это абсолютная легенда, никакого отношения к реальности не имеющая. Поэтому «Тайны дворцовых переворотов» — это совершенно фантастический сериал, не имеющий никакого отношения к истории.

Завещания нет, и в этой ситуации сталкиваются две силы. С одной стороны, есть соратники Петра, прежде всего Меньшиков, который опирается на Екатерину, люди, сделавшие себя сами, дослужившиеся из низов до самых вершин, а с другой – внук Пётр Алексеевич, и вокруг него сплачивается старая родовая аристократия, которая служит при Петре и поднимается наверх: Голицын, Репнин, Долгоруков. Этот династический конфликт – это конфликт старого и нового, что и продемонстрировало правление Петра II. Ситуацию разрешает гвардия, по настоянию которой Сенат провозглашает императрицей Екатерину Алексеевну. Впервые в российской истории после княгини Ольги женщина становится во главе государства.

Михаил Родин: А юридически это нужно было оформлять? Ведь она уже была венчанной императрицей.

Евгений Пчелов: Нового венчания не нужно было, но она стала именно правящей императрицей. Стала Екатериной I, первой женщиной на русском престоле, но никакой. Она расслабилась, отдала всё управление Александру Даниловичу Меньшикову, образовался верховный тайный совет. Фактически, она государственными делами не занималась. Меньшиков прекрасно понимает, что рано или поздно престол должен перейти к Петру Алексеевичу, и решает осуществить брак Петра со своей дочерью Марией. Породниться с императорской фамилией и тем самым удержать власть в своих руках.

Екатерина I. Ж. М. Натье, 1717

Екатерина подписывает завещание, согласно которому её наследником является внук Петра I. В случае его бездетной смерти престол наследует Анна, дочь Екатерины, и её потомство, а после пресечения этого потомства, Елизавета и её возможное потомство, а после этого старшая сестра Петра II Алексеевича – Наталья Алексеевна, которая так и не вышла замуж и умерла во время его правления, и её потомство. Таким образом, престол может передаваться женщинам и по женским линиям. Но с одним важным условием: наследник престола должен был быть православным и не занимал никакие другие престолы.

Михаил Родин: Почему она выступала против личной унии?

Евгений Пчелов: Потому что государь другой страны может быть государем любой страны, это непредсказуемая ситуация.

Михаил Родин: Она хотела обезопаситься от своего рода захвата.

Евгений Пчелов: Да. Анна вышла замуж за герцога Голштейнского, а если Елизавета выйдет за Людовика XV, ведь был такой план брака, то король Франции станет императором России. Чтобы этого избежать, завещание было именно таким. Екатерина скончалась в 1727 году и согласно завещанию императором становится Пётр II. Он фактически переводит столицу государства в Москву, переезжает туда вместе со своим двором. Идёт борьба группировок, рушатся планы Меньшикова, и его ссылают, рядом с Петром II оказываются князья Долгоруковы. Они прочат императору в невесты княжну Екатерину Алексеевну Долгорукову.

Михаил Родин: Сколько ему лет в этот момент?

Евгений Пчелов: Совсем немного, он умер пятнадцатилетним. Буквально накануне своей свадьбы Пётр II умирает от оспы в Москве в 1730 году. Умирает последний из рода Романовых. Выход только один: наследование по женским линиям. Ситуация сложилась следующая: из детей Петра I осталась только Елизавета, Анна к тому времени уже умерла в Голштинии при родах Карла Петера. Этому внуку Петра, который потом станет Петром III, в это время всего два года. Он далеко, и к тому же, наследник голштинского и шведского престолов. И это все потомки Петра I: два человека. Плюс есть его племянницы — три дочери царя Ивана Алексеевича. Всего 5 человек, из которых один младенец и четыре женщины.

По завещанию Екатерины престол должен был перейти к этому двухлетнему мальчику, но это немыслимо. Верховный тайный совет, в котором большую роль играют Долгоруковы и князь Дмитрий Михайлович Голицын, собирается на совещание. Там Голицын предлагает интересный вариант, который во многом для Верховного тайного совета спасительный. Пригласить на русский престол кого-то из дочерей Ивана Алексеевича. Старая аристократия не воспринимает детей Петра и Екатерины законными наследницами, ведь они добрачные. По сути, извините меня, выблядки. И это потомство какое отношение имеет к России: почему дочка чухонки должна быть русской императрицей? А Иван Алексеевич – русский царь, Прасковья Салтыкова, его супруга, — русская царица, хороший московский брак и от него три русские царевны. Екатерина Ивановна со своей дочерью живёт в России, но нравом она крутая женщина, Прасковья Ивановна – никакая, и Голицын предлагает пригласить Анну. Она вдалеке, в Курляндии. Возникает проект ограничения самодержавия. Верховный тайный совет подготавливает так называемые кондиции, то есть условия. И они таковы, что Анна Иоанновна шагу не может ступить без Верховного тайного совета. Она не может ни объявить войну, ни заключить мир, ни жаловать в большие чины, практически ничего, один шаг до превращения России в конституционную монархию примерно английского типа. Будет править Верховный тайный совет – аристократическая олигархия, по сути дела, а Анна будет выполнять их волю. Они рассчитывают на то, что Анна в Курляндии, ей там плохо, она там страдает, пишет письма Петру, Екатерине, их можно прочитать, они опубликованы.

Михаил Родин: Она так и не смогла стать европейской барышней?

Евгений Пчелов: При ней были люди, потом Бирон, с которым были твёрдые отношения и настоящие чувства. Но всё равно – кто она там? А тут ей предлагают престол России, кто откажется? Очень точный расчёт. Когда посланцы Верховного тайного совета прибывают к Анне, она уже знает о смерти Петра и, конечно же, соглашается. Её везут в Москву.

По сути дела, произошёл выбор государыни, не завещание, не прямое наследование, а именно выбор. Анна приезжает в Москву, а затем нажимом гвардии Анна восстанавливает свою самодержавную власть, разрывает кондиции. Кстати, этот надорванный экземпляр сохранился и есть в архиве. Начинается десятилетнее правление Анны Иоанновны с 1730 по 1740 год.

Кондиции

Ситуация совсем сложная, потому что у Анны остаётся только три потенциальных наследника: Елизавета живет в России, в Голштинии растет Карл Петер, которого при дворе Анны именуют чертушкой, а от потомства Ивана Алексеевича остаётся только дочь Екатерины и Карла-Леопольда – лютеранская девочка, племянница Анны.

В 1731 году учреждается присяга в верности Наследнику Всероссийского престола, который от её Императорского Величия будет назначен. Наследника нет, но присягают будущему наследнику, неизвестно кому. В конечном итоге наследником становится сын Анны Леопольдовны, которая приняла православие. Ей начинают искать женихов, и в 1739 году Анна Леопольдовна выходит замуж за принца Брауншвейг-Вольфенбюттельского Антона Ульриха. Если вы помните петровскую историю, то это княжество уже упоминалось, Антон Ульрих – это племянник Шарлотты, жены царевича Алексея Петровича. Всё тот же династический круг. А сестра Антона Ульриха – это жена Фридриха Великого, прусская королева. Хотя Фридрих был достаточно далёк от неё, но формально это так. Антон Ульрих оказывается в России, в 1740 году рождается сын, которого назовут Иоанн в честь прадедушки. Сын брауншвейгского герцога и мекленбургской герцогини, внучатый племянник Анны, становится её надеждой. Анна завещает престол именно ему, а поскольку младенец править не может, регентом при нём становится фаворит Анны Эрнст Иоганн Бирон. Он обладает всей полнотой власти в Российской империи.

При дворе Иоанна Антоновича называли Иоанн III. Нам он больше известен как Иван VI, потому что мы считаем от Ивана Калиты, а тогда считали от Ивана Грозного. Происходит борьба придворных партий, Миних свергает Бирона, и регентшей становится Анна Леопольдовна, женщина достаточно посредственная, не понимавшая разных опасностей, которые могли исходить от родственников. Из родственников в России остаётся только Елизавета. Она выходит на первый план, сплачивает группу своих единомышленников, пользуясь тем, что Иоанн Антонович и Анна Леопольдовна не пользуются никакой популярностью в русском обществе. Елизавета, мотивирует тем, что она дочь Петра. «Немцы захватили Россию» при Анне — это же идея Елизаветы Петровны, которая потом так утвердилась. «Мы сейчас освободим от этих немцев». Она дочь Петра Великого, она наследница, продолжательница его дела – именно на этом она и сыграла. 

25 ноября 1741 года происходит настоящий государственный дворцовый переворот. Елизавета во главе роты лейб-гвардии Преображенского полка идет арестовывать брауншвейгское семейство. Что происходит очень просто и быстро, никто не сопротивляется, и Елизавета Петровна восходит на российский престол, ничем это не мотивируя, кроме того, что она дочь Петра и освобождает Россию от немцев.

Цесаревна Елизавета Петровна в кордегардии Зимнего дворца. Е. Е. Лансере. Нач. XX в.

Михаил Родин: Насколько я понимаю, это соответствует уставу Петра.

Евгений Пчелов: Это соответствует завещанию Екатерины I. С формальной точки зрения, она не такая уж узурпаторша.

Дальнейшая судьба брауншвейгского семейства достаточно печальна. Их ссылают. Иоанна Антоновича заключают под арест, потом в Шлиссельбургскую крепость, он не знает, кто он такой, память о нём стирается. Трагичнейшая страница истории Российской империи. Бедный Иоанн Антонович погибает уже при Екатерине в 1764 году, при неудачной попытке его освободить. Была инструкция, что если его будет кто-то освобождать, то надо его убить, что в конечном итоге и произошло. Анна Леопольдовна умирает в ссылке еще при Елизавете, Антон Ульрих уже при Екатерине, при этом у них рождается еще несколько детей. У Иоанна Антоновича две сестры и два брата, все они рождаются во времена Елизаветы Петровны. Ни у кого наследников нет, а у них рождаются. Можно представить, как её это досадовало. Екатерина II решает этот вопрос, потому что она после смерти Антона Ульриха отпускает братьев и сестёр Иоанна Антоновича в Данию к родственнице. Потому что датская королева их тётка, и они живут в Дании, но это тоже очень трагичная история. Они были люди, которые были оторваны от общения с людьми, с обществом, поэтому жилось им там плохо. Последний из них умирает при Александре I.

У Елизаветы Петровны только один наследник, это племянник Карл-Петер, чертушка. Став императрицей, она сразу же вызывает его из Голштинии, он становится Петром Федоровичем и он является естественным наследником Елизаветы Петровны.

Петру Федоровичу нужна невеста, и этой невестой становится Екатерина Великая, принцесса Ангальт-Цербстская, которая была не такой золушкой, как нам может показаться.

Михаил Родин: Мы продолжим этот сериал династических связей Романовых в одной из следующих программ.


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности