12.08.2020      536      0
 

История изучения Индонезии


Немного о важности историографии

Мы не раз говорили, что историография – это интересно. И говорим снова!

В рамках дружественного проекта «Родина слонов» мы уже неоднократно вели беседы об истории Индонезии и отдельных её частей. Кажется, настало время поговорить и о том, а откуда, собственно, мы эту историю узнали.

О том, как в Индонезии появились первые европейцы, как постепенно они открывали для себя новый, незнакомый и непонятный мир, как учили его языки, читали его хроники, искали древние надписи, проливающие свет на его прошлое, и пытались понять, почему само представление об истории у местных жителей так отличается от привычного им – и нам.

О долгом, трудном и противоречивом пути, который пришлось преодолеть индонезиеведению, нам рассказал кандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, заведующий кафедрой китайской филологии ИСАА МГУ Марк Юрьевич Ульянов.

Встречайте первую часть нашего рассказа об истории изучения Индонезии!

Индонезия или Республика Индонезия – это название современного государства, возникшего в 1945 году и расположенного в островной части Юго-Восточной Азии, где оно соседствует с Малайзией и Филиппинами. Все вместе их называют «Нусантарой». Здесь живут разные народы, говорящие на разных языках и прошедшие разный исторический путь: некоторые, как яванцы, создали могущественные империи с утончённой дворцовой культурой, иные же сохранили уклад жизни людей каменного и бронзового веков.

Малаистика, занимающаяся изучением Малайзии, основывается на письменных памятниках Нового времени, чаще всего литературных. Специфика филиппинистики состоит в том, что письменные источники доколониального периода не сохранились, поэтому филиппинская история рассматривается с XVI века по европейским источникам Нового времени, в основном испанским.

Изучение же Индонезии обычно подразумевает исследование истории и культуры острова Ява, и в этой статье мы поговорим именно об истории этих исследований, истории изучения прошлого яванских государств, источников на яванском языке, а значит и самого яванского языка.

В XVI-XVII веках изучение Юго-Восточной Азии только начинается. Это ещё донаучный этап познания региона, применительно к этому времени можно говорить о страноведении и натурализме, то есть о собирании и систематизации сведений о народах, их традициях и языках, а также о природе: местных растениях и животных, климатических особенностях и тому подобном. На этом этапе происходит накопление знаний вообще о регионе, и важное место занимают отчёты мореплавателей и чиновников голландской компании. Но впервые в регионе европейцы появились ещё за несколько веков до начала колониальной экспансии. Уже в конце XIII века Марко Поло оставил описание Явы, Суматры и находившихся на них государств. Также оставили разные описания региона другие итальянские купцы, плававшие здесь в XV веке.

Афонсу де Албукерке (1453-1515 гг.), завоеватель Малаккского султаната

В 1511 году португальцы захватили Малаккский султанат, что привело к закреплению европейцев в регионе. В 1524 году вышел труд «Suma Oriental» Тома Пиреша, описавшего многие области Юго-Восточной Азии. Историю Малаккского султаната, существовавшего с 1400 года до завоевания португальцами, он описал, опираясь на несохранившихся яванские источники, а поскольку между созданием этого труда и захватом прошло чуть больше десяти лет, сведения были очень свежие. Кроме того, в своём труде Том Пиреш осознанно передал многовековой конфликт между малайцами и яванцами и их взглядами на регион.

В начале XVII века в регионе закрепляются голландцы (в центральной части Индонезии) и англичане (в западной части Индонезии и на Малаккском полуострове). В 1623 году священник Голландской реформистской церкви Каспар Вильтенс издал первый «Голландско-малайский словарь» (поскольку именно малайский язык использовался в Нусантаре в качестве «лингва франка»). В 1642 году появился первый яванско-малайско-голландский словник.

Георг Эберхард Румф (1627-1702 гг.), первый исследователь Нусантары, и Якоб Радермахер (1741-1783 гг.), основатель батавского «Общества по изучению культуры»

Первым учёным, изучавшим Нусантару (точнее, её растительный мир), можно считать Георга Эберхарда Румфа (1627-1702). В 1662 году состоялось открытие первого естественнонаучного музея в Индонезии на острове Амбон. Труд Румфа стал важнейшим источником при разработке подходов к систематизации растительного мира. В начале XVIII века наконец пробуждается интерес и к яванскому языку, и в 1706 году безымянным автором был создан первый яванский словарь Lexicon Javanum, в котором яванские слова были записаны латиницей.

В 1778 году по инициативе натуралиста Якоба Радермахера (1741–1783) в Батавии было основано «Общество по изучению культуры», впоследствии ставшего одним из центров изучения яванской истории и культуры.

К концу XVIII века эпоха Просвещения заканчивается открытием сравнительной лингвистической науки: начинают сопоставляться санскрит, греческий, римский, латинский языки. Если говорить об изучении Нусантары, то на смену натуралистам приходят лингвисты, что в частности связано с тем, что англичане начали интенсивно собирать и изучать местные языки. Очень быстро на рубеже XVIII-XIX веков выясняется, что на острове Ява есть свой средневековый письменный язык кави. И несмотря на то, что люди говорят на яванском языке, который близок отчасти к малайскому языку, сам письменный язык оказывается близок к санскриту, что становится важной отправной точкой для научного сообщества. С этого момента и начинается большая наука в прямом смысле этого слова.

Уильям Джонс (1746-1794 гг.), основатель «Азиатского общества», и Уильям Марсден (1754-1836 гг.), автор «Истории Суматры»

В 1784 году Уильям Джонс (1746-1794) основывает в Калькутте «Азиатское общество», а в 1786 году издаёт монографию «Санскритский язык», с которой в частности начинается история сравнительного языкознания. Также в 1784 году Уильям Марсден, колониальный чиновник, публикует «Историю Суматры», в которой подводит итоги «натуралистического» периода изучения региона. Помимо множества интересных этнографических зарисовок труд Марсдена важен акцентом на изучении малайского языка и описанием малайского общества именно через его язык. И хотя это работа не академического учёного, в ней научным образом накапливаются сведения, что даёт толчок для следующего этапа развития уже собственно науки.

сэр Стэмфорд Раффлз (1781-1826 гг.), основатель Сингапура и автор «Истории Явы», и Джон Кроуфорд (1783-1868 гг.), автор«Истории Индийского архипелага»

Культовой и наиболее значимой фигурой для самих индонезиеведов, безусловно, является фигура сэра Стэмфорда Раффлза, также колониального чиновника, который в период короткого английского господства был генерал-губернатором голландской Ост-Индии и создал обобщающий труд «История Явы». Англичане были здесь в 1811–1816 годах, а после того как Индонезия вернулась к голландцам, Раффлз перебрался в Малайзию, где основал Сингапур и написал «Историю Явы», в которой очень подробно разобрал яванский язык и описал его графику. Там же в приложении он помещает перевод и транскрипцию большой яванской поэмы, из которой становится понятно, что основная форма сохранения исторической памяти здесь такая же, как и в Индии: не привычным в Европе путём создания хроник и летописей, а по совершенно другой модели, когда эпос, записанный ещё в древности, становится основным носителем исторической памяти. Этим людям не нужно знать о том, как вели себя их исторические предшественники, они знают, как вели себя боги в эпосе, который имеет индийскую форму, но был создан на Яве, в яванских государствах и отражает яванские реалии.

В 1820 году военный врач Ост-Индской компании Джон Кроуфорд (1783-1868) издал свой труд «История Индийского архипелага», во втором томе которого сравнительно большой раздел посвятил истории Явы. Кроме того он собирал яванские рукописи, а в 1852 году издал малайскую грамматику и словарь.

Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835 гг.), основоположник современной лингвистики и автор монографии «О языке кави с острова Ява»

Ключевой фигурой уже собственно академического исследования становится основоположник современной европейской лингвистики Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835), создатель Берлинского университета, и известный лингвист, философ, видный деятель европейской науки. В 1838 году он издал трёхтомную монографию о яванском языке и острове Ява, в которой проследил распространение санскрита, его связи с государственностью, с системой управления, отражение в нём исторических реалий. Фон Гумбольдт впервые ставит в науке очень важный академический вопрос, что такое цивилизация, выделяя ближневосточную, индийскую и китайскую цивилизации. Но его книга посвящена именно сравнению кави (средневекового яванского) и санскрита, через которое он вытягивает яванскую государственность на уровень индийских государств средних веков и нового времени, начиная от империи Ашоки и далее. Фон Гумбольдт ставит вопросы, как в языке, в письменной традиции отражается история народов, и высказывает важную мысль о том, что у разных народов может быть разная форма выражения исторической памяти и в этом нет ничего страшного:

отсутствие хроники не является признаком дикости или отсталости народа, это другая форма сохранения исторической памяти.

Соответственно, он впервые ставит вопрос о том, какую роль играет в этом язык.

У европейцев есть понятие Дальний Восток, а «Юго-Восточная Азия» – это самый дальний Восток, область ойкумены в которой также встречаются государства, где есть цивилизация в европейском понимании, то есть то, что противопоставляется дикарству. А дальше уже Тихий океан, там, где живут островные народы, папуасы, то, что находится уже за границами распространения государственности. Поскольку уже тогда проявлялось несколько пренебрежительное отношение к Юго-Восточной Азии, особенно к её островной части, то фон Гумбольдт показал, что Индонезия (тогда голландская Ост-Индия) – это тоже интегральная часть мировой цивилизации, её надо рассматривать как единую часть распространения вне Европы культуры.

После кратковременного господства англичан в первой четверти XIX века голландцы возвращаются и начинают изучать яванский язык. После роспуска Ост-Индской компании меняется концепция управления колониями, возникает представлении о необходимости изучения языков и народов в колониях – именно для эффективного управления, ведь в экономическом смысле яванцы – основной производитель всего, что нужно голландцам. В регионе появляются люди, занимающиеся его научным изучением, очерчиваются и малаистика с изучением текстов на малайском языке, и яванистика с изучением яванской истории и яванских письменных памятников.

Во второй половине XIX века в Европе научный ренессанс, начинается технологический бум, в том числе и университетский бум, появляется всё больше и больше людей с высшим образованием, и намечается новый качественный уровень в этнографических, страноведческих, лингвистических исследованиях, а также начинается наращивание исторических сведений. Это связано с постепенным обнаружением всё большего числа письменных памятников, рукописей или с получением доступа к ним, с пониманием их значимости. Это и тексты, записанные джави, то есть малайской арабицей, и яванские тексты, к малайским и яванским памятникам – и литературным, и историческим – начинают добавляться и письменные тексты соседних народов.

Публикация словарей и грамматик яванского языка

С 1830-ых годов в Нусантаре появляются члены Библейского общества. Протестанты были не очень склонны к миссионерству, но активно распространяли Священное Писание и переводили его на местные языки. Поставив задачу перевести Новый Завет на яванский, члены Библейского общества выполнили огромнейшую работу, описали и систематизировали язык письменной культуры. Это и создало возможности для рывка в развитии науки, связанные с анализом и вводом памятников письменности, среди которых время от времени попадаются и тексты – не столько уже пересказы эпоса, сколько аналоги хроник.

Иоганн Герике (1789-1857 гг.), автор классического яванско-голландского словаря, и Тако Роорда (1801-1874 гг.), занимавшийся его переизданиями

Ключевая фигура – это Иоганн Герике (1798-1857). В 1831 году он издал учебник яванского языка, а 1832 году основал Институт яванского языка в Суракарте – первое научное учреждение в Нидерландской Индии. Один из первых исследователей яванской литературы, он автор первой грамматики яванского языка и автор первого и единственного большого классического яванско-голландского словаря, который вышел в 1837 году и переиздавался вплоть до 1901 года, на котором взращивается вся голландская яванистика. Самое важное достоинство этого словаря – то, что он составлен на основе оригинальной яванской графики ханачаракан. Герике и его соратники, например, лингвист и лексикограф Роорда, впоследствии занимавшийся переизданиями словаря Герике, понимали значимость для изучения культуры и истории языка, записанного в естественной графике. И по сей день словарь Герике – спасательный круг для всех современных яванистов и индонезиеведов. Выход в 1854-55 годах его первого полного перевода Библии на яванский язык показал, что яванский язык описан и изучен настолько, что уже европейский специалист может, пусть и с помощью яванских консультантов, но издать ключевой для европейской культуры текст на языке, который был бы понятен и мог бы читаться грамотными яванцами. Это привело к сближению с местной культурой, с местными культурными элитами, помогло втянуть яванскую культурную элиту в орбиту европейской культуры.

Пьер Фавр (1818-1887 гг.), автор яванско-французского словаря, и Герман ван дер Туук (1824-1894 гг.), автор кави-балийско-голландского словаря

В 1870 году издаётся Яванско-французский словарь аббата Пьера Фавра (1818-1887), опиравшегося на словарь Герике с учётом исправленией Роорды. Фавр стал первым французским узким специалистом по малайскому и яванскому языку.

На рубеже XIX-XX веков выходит кави-балийско-голландский словарь лингвиста и ещё одного переводчика Бибилии Германа ван дер Туука (1824-1894).

Изучение письменных источников

У французского учёного Эдуарда Дюлорье (1807-1881) были и труды по армянской истории, и публикации античных памятников. Но кроме того он также занимался поиском и переводом на французский язык малайских хроник и иных текстов. Его первая работа 1839 года – хроника королевства Аче на Суматре – стала образцом для последующих публикаций. Она была опубликована во французской газете «Журналь Азиатик», но в ней приводилась и рукопись памятника, и транслитерация, перевод и некоторые рассуждения об историческом прошлом государства Аче, которое сыграло большую роль ещё во времена Малаккского султаната, было связан с османами, боролось с европейцами, и к 1839 году ещё не было окончательно завоёвано голландцами. В течение 1840-ых у Дюлорье выходит ряд публикаций яванских памятников. Очень важной была его статья 1846 года, в которой он обращается к истории государства Маджапахит (конец XIII – первая половина XVI века), подчинявшего себе бо́льшую часть региона и являвшегося прообразом Индонезии, тогда голландской Ост-Индии. На примере истории Маджапахита Дюлорье ставит вопрос, а как вообще меняется яванская государственность с приходом ислама, и не является ли причиной гибели индуистского государства Маджапахит его конфликты с прибрежными мусульманскими государствами.

Эдуард Дюлорье (1807-1881 гг.)

В 1851 году в Лейдене, в крупнейшем научном центре Голландии, основывается Королевский институт языка, государства и этнологии. Это заведение под несколько другим названием существует и сейчас, и это центральное место для развития академического индонезиеведения. Через несколько лет – в 1853 году – институт начинает издавать журнал, который собственно и становится основным печатным органом, в котором публикуется значительная часть работ тех голландцев, которые занимаются описанием различных уголков Индонезии и малайского мира, и уже в 1850-ые года начинается интенсивная публикация исторических источников.

В 1858 году публикуется «Хроника Макасара», одного из субрегионов на Сулавеси. Бугийцы, одна из проживающих там этнических групп, сыграли очень большую роль в создании Малаккского султаната, на смену ему приходит султанат Джохор, очень важный для малайской части мира (и сейчас господствующий класс в современной Малайзии так или иначе связан с Джохорской династией). Автор, видимо, постеснялся указать своё имя, но впервые выходит история большого, крупного народа, который в колониальный период находился несколько в тени, но чьё государство долго боролось с голландцами, имеет свою историческую государственную традицию, отличную от яванской. Начинаются региональные исследования за пределами малайского и яванского мира.

Пальмер ван ден Брук (справа)
Три господина сидят за картами за ломберным столом в ротанговой плетённой мебели, пьют аперитив, курят сигары и одновременно обсуждают какие-то вопросы, связанные с изучением истории. Для востоковедения того времени достаточно типичная ситуация.

В 1873 году голландский чиновник Пальмер ван ден Брук публикует свой труд по истории острова Мадуры, содержащий фрагменты из яванских хроник и описывающий историю княжеского дома Мадура со времён Маджапахита. Его другой труд по истории яванской области Кедири содержал яванский текст хроники и его перевод на голландский и охватывал историю Восточной Явы с XII по XIX век.

В 1878 году Петрус ван дер Краб издал перевод на голландский «Хроники Тернате», одного из важнейших островов Молуккского архипелага, на котором находился одноимённый султанат. Параллельно с голландским переводом в издании были приведены тернатский и малайский тексты хроники.

Изучение эпиграфических памятников

Постепенно в зоне внимания оказывается эпиграфика ― надписи на камне, на медных табличках, на рукоятках зонтиков, священных предметах. Постепенно осваивая Яву административно, погружаясь внутрь яванского общества, заезжая во всякие медвежьи уголки, голландцы начинают замечать все больше и больше надписей, и поскольку уже существует периодика, и существует музей как культурный центр в Батавии, то они начинают свозить надписи в Батавию, переписывать, изучать, обращать внимание на язык, которым они записаны.

Особенность эпиграфики в том, что она отбрасывает нас сразу ко времени создания надписи, и в ней, как в юридическом, экономическом документе, фиксируются какие-то очень важные для своего времени моменты взаимодействия власти и местного общества в отношении самого главного, что есть – земля, налог, община и тому подобное.

На заре своей карьеры голландский колониальный чиновник Элиза Нетхер (1825-1880), попав сначала в малайский мир, потом на Калимантан, потом на Яву, знакомясь с публикациями его предшественников, целенаправленно занимается сначала поиском письменных источников и в этом преуспевает в начале 1850-х годов на Суматре. На Калимантане он ищет и находит хроники Западного Калимантана в их малайском оригинале, поздние сочинения, но созданные именно здесь и содержащие некоторое количество исторической информации. А с середины 1850-ых годов он начинает публиковать и яванские надписи в журнале, который издаётся в Батавии филиалом общества, созданного при Лейденском университете. И его работы 1854–1855 годов становятся новаторскими и основополагающими для изучения яванской эпиграфики. Это небольшие статьи, надписи из Сурабаи, надписи из Салатига, Понорого (это отдельные области Явы), где он даёт их эстамп, латинизирует текст, то есть ставит какие-то палеографические задачи.

Другой колониальный чиновник Абрахам Бенджамин Кохен Стюарт (1880-1955) воспитывался уже на публикациях Нетхера и, публикуясь в 1870-ых годах, обладал уже всем набором словарей, а к этому времени помимо словаря нового яванского языка, на котором говорили в XIX веке, издаются уже и словари и грамматики кави, средневекового яванского языка. Кохен Стюарт специализируется именно на яванских надписях и вырабатывает стандартный способ их публикации: надпись на кави, палеографический анализ, то есть шрифт, на основе этого высказываются суждения о предполагаемых датировках. Но основной пласт работы был филологический, попытка транслитерировать, перевести и понять смысл надписи.

Карл Холле (1829-1896 гг.), составитель таблиц начертания аксар, и Рамакришна Гопал Бхандаркар (1837-1925 гг.), индийский эпиграфист

Карл Холле (1829-1896) в своём труде 1882 года рассмотрел развитие шрифтов яванских надписей и составил ставшие классическими таблицы начертания аксар – знаков яванского письма. Холле выделил три этапа в развитии начертаний знаков письма надписей на камне от времён Матарама до Маджапахита, то есть от VIII до XV века.

Самой крупной фигурой в собирании, изучении и публикации эпиграфических памятников в конце XIX века был Ян Брандес (1857-1905), который пытался системно изучать историю и культуру Явы в разные периоды. В 1886 году Брандес опубликовал перевод яванской надписи на санскрите, называемой Каласан и датируемой 778 годом.

Надпись Каласан вызвала интерес индийского учёного Рамакришны Гопала Бхандаркара (1837-1925), который в 1887 году опубликовал свой вариант перевода. С этого времени начинается отсчёт научного изучения надписей, а значит истории государства Матарам (VIII-XI века), сведения о котором во внутренних яванских источниках не сохранились.

Изучение других видов источников

Вильгельм Хрунефельдт (1841-1915 гг.), изучавший Нусантару через призму китайских источников, и Йохан Керн (1833-1917 гг.), исследовавший её с точки зрения индийского эпоса

Среди источников по истории Нусантары, созданных за её пределами, важное место занимают китайские. Рывок в этом направлении связан с именем Вильгельма Хрунефельдта (1841-1915), переводчика с китайского, в 1861-1874 годах работавшего в Китае, а затем оказавшегося на Суматре. С 1875 года он был куратором археологической коллекции Батавского общества, а в 1877-1889 был его президентом. В 1876 году он опубликовал «Заметки о Малайском архипелаге и Малакке на основе китайских источников», а в 1887 каталог археологической коллекции Батавского общества.

Свой вклад в изучение региона вносило и классическое литературоведение, одной из центральных фигур которого стал Йохан Керн (1833-1917), лингвист, переводчик памятников древнеяванской литературы, буддолог и санскритолог. Он автор переводов и исследований важнейших литературных памятников средневековой Явы, крупнейший специалист и знаток древнеяванского языка кави. В 1877 году он опубликовал свой перевод яванской версии индийского эпоса Махабхарата, а в 1900 своё исследование, посвящённое изучению следов другого индийского эпоса Рамаяны на яванской литературной почве. Керн привлёк внимание к универсальным чертам яванской литературы и показал её связи с индийской культурой и литературной традицией, в чём, правда, несколько перегнул палку.

С 1885 года началось издание «Альбома Голландской Индии», собрания документов, освещавших историю голландского проникновения в Индонезию с 1602 по 1811 год.

На рубеже XIX-XX веков развитие индонезиеведения как науке было неразрывно связано с именем Яна Брандеса (1857-1905). В 1889 году он сделал первую попытку научного описания яванского общества IX века на основе материалов эпиграфики. Помимо эпиграфики он разрабатывает проблемы, которые станут актуальными в индонезиеведении ХХ века: специфика процесса индуинизации и создания так называемых индуинизированных государств в Юго-Восточной Азии. В частности, Брандес вывел 10 элементов яванской культуры, которые не были заимствованы из Индии.

Ян Брандес (1857-1905 гг.), крупнейший исследователь яванской эпиграфики

Кроме того Брандес ввёл в научный оборот два основных источника по истории яванских государств Кедири, Сингасари и Маджапахит. В 1894 году на острове Ломбок он обнаружил рукопись исторической поэмы Негаракертагама, освещавшей историю Маджапахита, а в 1896 он издал труд, посвящённый другой поэме, связанной с историей Маджапахита, Параратон.

В 1901 году Брандес возглавил «Комиссию Нидерландской Индии по археологическим исследованиям на Яве и Мадуре», задача которой заключалась в развитии и поддержке исследований традиционной истории и культуры на Яве и соседнем острове Мадура. По результатам работы Комиссии с 1901 по 1912 годы выходил ежегодный отчёт о её работе.

Николас Кром (1883-1945 гг.), продолжатель дела Яна Брандеса

В 1913 году Комиссия была преобразована в «Археологическую службу Нидерландской Индии», которую возглавил Николас Кром (1883-1945), а изучением языков региона занялось «Ведомство местных языков». В том же году Кром издал 125 надписей, собранных Брандесом, которые последний не успел подготовить к изданию. Кром подошёл к публикации надписей со всем тщанием: дал их перечень с указанием их местонахождения, описание, при возможности датировку, а также транскрипции некоторых из них. В 1920 Кром опубликовал второй издание книги Брандеса о поэме Параратон.


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности