18.08.2020      400      0
 

Как квакеры спасали Россию


Фрагмент из книги Сергея Никитина

Протестантское Религиозное общество Друзей, более известное как квакеры, появилось в Англии в середине XVII века. К тому же времени относятся их первые контакты с Россией. Почти три столетия спустя, сотрудничая с чиновниками царской России, а затем большевиками, квакерам удалось спасти сотни тысяч жизней. Принципиальные пацифисты, они отправляли в бой врачей, лошадей, тракторы и пайки.

Одним из ярких эпизодов стала их помощь Советской России во время голода в Поволжье 1921–1922 годов. Об этом читайте в главе из книги современного исследователя Сергея Никитина «Как квакеры спасали Россию» – книжной новинки этого года, изданной «Новым литературным обозрением»!

Название: Как квакеры спасали Россию
Автор: Сергей Никитин
Издательство: Новое литературное обозрение
Год издания: 2020

Причины голода, начавшегося в 1921 году в Поволжье, излагались по-разному в разные времена. Понятно, что советская историография винила во всем погодные условия, кулаков и международную блокаду молодой советской республики. В последние годы появилось много научных трудов, в которых причины даются без оглядки на политическую конъюнктуру.

Одной из главных причин голода называется продразверстка, то есть принудительное изъятие советскими властями хлеба и других продуктов у крестьян по установленной («разверстанной») норме продукта и государственным ценам. Именно продразверстка привела к тому, что признаки надвигавшегося голода в Самарской губернии фиксировались еще в феврале, когда ни о какой засухе говорить не приходилось. Москва уже тогда получала тревожные вести из Поволжья, и в частности из Самарской губернии:

Ввиду неурожая 1920 года и взыскания непомерной разверстки в 10 миллионов пудов крестьяне начали голодать с января 1921, а в феврале начались голодные заболевания и смертные случаи.

К началу лета местные власти докладывали в Москву:

Тысячные голодные толпы осаждают Уездисполкомы и терпеливо ждут, никакие уговоры не действуют, некоторые тут же от истощения умирают. Необходима немедленная помощь…

Историк С. Павлюченков справедливо отмечает:

До 1920 года крестьянство, его основная масса еще имела излишки хлеба на обмен. В 1920 году крестьянское хозяйство, особенно Европейской России, по известным причинам, превратилось в натуральное и уже ни на каких условиях не могло прокормить город и армию без ущерба для себя. В разверстку 1920/21 года продовольственники отбирали самое необходимое для крестьянского двора и пашни. Аппарат стал силен, а крестьянин разорен и слаб, и «выкачка» прошла на высоком уровне, в результате — голод 1921 года.

Советские власти всерьез испугались массовых смертей на огромной территории, возможности голодных бунтов и восстаний. Известно, что

при проведении продразверстки демобилизуемым красноармейцам не оставляли хлеба; возвращаясь на родину, они находили свои деревни в полной нищете и отчаянии и прямиком пополняли отряды повстанцев. С первых чисел марта 1921 года повстанцы стали формировать из пленных красноармейцев отряды и отправлять на фронты боевых действий с правительственными войсками. Бои показали карательным частям, что с повстанцами нужно считаться как с силой. На X съезде партии В. И. Ленин признал, что демобилизация Красной армии дала повстанческий элемент в «невероятном» количестве.

Советские власти должны были накормить многомиллионное — в основном крестьянское — население почти тридцати пяти охваченных голодом губерний. В стране не было ресурсов, чтобы прокормить такое количество людей. Большевикам пришлось многое менять в своей политике, в том числе и отношение к иностранной помощи. Более того, надо было просить Запад о помощи, иначе власть большевиков могли смести вчерашние красноармейцы.

Об авторе: Сергей Анатольевич Никитин – исследователь истории квакеров, директор представительства Всемирной правозащитной организации Amnesty International.

Летом 1921 года вести о голоде в России стали поступать в Европу и США. 6 июля к Западу обратился всемирно известный писатель Максим Горький с письмом, озаглавленным «К сведению всех честных людей». Обратилась к Западу и русская интеллигенция «из бывших»: созданному ими Комитету помощи голодающим советские власти дали издевательскую кличку «Прокукиш» — по фамилиям его организаторов. Статус общественного Всероссийского комитета помощи голодающим (ВК Помгол) был утвержден 21 июля 1921 года. Его возглавил председатель Моссовета Л. Б. Каменев, заместителем был назначен А. И. Рыков, почетным председателем избрали писателя Владимира Галактионовича Короленко. Просьбам, исходившим от большевиков, мир вряд ли бы поверил, а призыв комитета был услышан. На него откликнулся глава Американской администрации помощи (AR A) Герберт Гувер, выразивший готовность помочь России при выполнении большевиками ряда условий, в том числе — освобождении из тюрем граждан США. Все требования Гувера были без промедления выполнены Кремлем.

Николай Николаевич Кутлер, который входил во Всероссийский комитет помощи голодающим, узнав о соглашении Советской России с АРА, пророчески сказал:

Ну, а нам теперь надо по домам… Свое дело сделали. Теперь погибнет процентов 35 населения голодающих районов, а не все 80 или 70… Слава отважным американцам.

Уже 27 августа 1921 года он был арестован, как и все остальные члены Комитета Помгола. Между тем в июле того же 1921 года Кремль создал параллельную структуру с весьма схожим названием — ЦК Помгол. Расшифровывалось это как Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК. Ее возглавил М. И. Калинин, и после разгона ВК Помгол в стране остался лишь ЦК Помгол.

Риченда Скотт в своей книге «Квакеры в России» пишет, что информация о голоде в России достигла Англии: в британской палате общин была проведена встреча для обсуждения ситуации, создан Фонд помощи голодающей России, в состав его исполнительного комитета вошли в том числе Генри Ноэль Брэйлсфорд, полковник Джозайя Клемент Веджвуд, Г. Дж. Массингем и секретарь Квакерского комитета помощи жертвам войны Анна Рут Фрай. Представитель Российского торгпредства в Лондоне, приглашенный на мероприятие, изложил позицию России. Несколько месяцев спустя все британские организации, вовлеченные в помощь России, — Фонд помощи голодающим России, Фонд спасения детей и Общество Друзей — объединили свои усилия под одним названием «Всебританский призыв». Собранные пожертвования шли в одну из трех организаций, если на то было желание жертвователя, или направлялись на те цели, которые были наиболее важными в данный момент, — если пожертвование было нецелевым.

Уже 20 августа 1921 года в Риге Советская Россия подписала с АРА соглашение о сотрудничестве в преодолении голода. Неделю спустя, 27 августа, было подписано Дополнительное соглашение между советским правительством и Исполнительным комитетом международной помощи голодающим России (Нансеновским комитетом). Религиозное общество Друзей Англии и Америки (квакеры), с одной стороны, и Народный комиссариат продовольствия (Наркомпрод) РСФСР — с другой, заключили 16 сентября 1921 года соглашение, в котором, в частности, говорилось, что

Общество Друзей, продолжая свои работы по оказанию помощи детям, больницам и страдающему от недоедания населению города Москвы, особенное внимание уделяет помощи голодающему Поволжью, а также и другим районам по соглашению с Наркомпродом.

Москва заключила еще ряд договоров с иностранными неправительственными организациями ради обеспечения голодающих россиян едой. Договоры были схожи, и суть их можно изложить следующим образом:

1. Целью всех организаций является оказание помощи голодающему населению в том или ином виде (оказание продовольственной помощи, снабжение одеждой и обувью, медицинская помощь). Все организации обязуются не заниматься политической и коммерческой деятельностью.

2. Все грузы, предназначенные для голодающих, перевозятся за счет организаций, являющихся собственниками грузов, до предназначенного русского или иностранного порта. Выгрузка и дальнейшая перевозка грузов, а также и распределение производятся за счет советского правительства.

3. Заграничным организациям предоставляется право выбора района, установления системы распределения, контроля и приглашения технического персонала из русских граждан.

4. Иностранцам, сотрудникам заграничных организаций, предоставляются обычные дипломатические привилегии на время пребывания их в России. Однако советскому правительству принадлежит право высылки лиц, замеченных в преступных по отношению к существующей власти деяниях.

5. Советское правительство бесплатно предоставляет нужным организациям помещения, проезд, пользование почтой, телеграфом и телефоном.

6. В случае потери или использования жертвованных грузов не по назначению советское правительство выплачивает их стоимость владельцам.

Для успешной работы иностранных организаций и для связи и содействия их работе было создано Полномочное представительство правительства РСФСР при всех иностранных организациях, а на местах — местные представительства. В Москве полпредом СНК РСФСР при АРА и всех иностранных организациях помощи голодающим был назначен чекист Александр Владимирович Эйдук. Полномочным представителем по Самарской губернии стал чекист Мартын Мартынович Карклин. Его основные функции были такими:

1. Прием иностранных представителей, оказание им всяческой организационной и другой помощи.

2. Организация и оборудование питательных пунктов, столовых, баз, кухонь.

3. Учет нуждающегося населения, определение размеров помощи и др.

4. Охрана прав иностранных представителей в соответствии с соглашением.

5. Систематическое представление сообщений, сводок, отчетов о результатах и ходе работы, о финансовых и продовольственных расходах.

При этом чекисты, которые везде видели шпионов и диверсантов, буквально с первых дней работы иностранных миссий, спасавших россиян от голода, начали внедрять в миссии своих агентов и доносчиков.

В конце сентября 1921 года ВЧК направил Ленину доклад, в котором, в частности, говорилось о том, что ими были завербованы и поставлены для работы в АРА десять секретных сотрудников. Был и еще один осведомитель — иностранный журналист-коммунистка. Для работы по осведомлению в Петроградское отделение АРА чекистами был послан «один товарищ, предварительно запасшийся рекомендациями от американской организации квакеров, находящихся здесь, в Москве. Ему поручена также и по возможности вербовка секретных сотрудников, работающих в АРА в Петрограде». Как видим, и у квакеров среди русских сотрудников были чекистские агенты.

В конце августа 1921 года квакеры направились в Самару, чтобы на месте определить размах катастрофы и оценить, где Общество Друзей может приложить свои усилия с наиболее эффективным результатом. В поездку — вместе с группой русских врачей — отправились американка Анна Хейнс и Маргарет Торп, квакерея из Австралии, которая вспоминала:

В Самару я выехала Ташкентским поездом 28 августа 1921 года. Мы везли с собой провизии на 10 дней, утварь для приготовления пищи, свечи и очень много порошка Китинга (персидский порошок, который в Англии выпускался под таким названием и считался надежной защитой от клопов и блох). Нас сопровождал важный чин из НКИД, который — с достоинством и тихим упорством — держал нас под контролем. Мы могли осматривать все, что пожелаем. По прибытии в Самару мы нанесли визит местным советским властям, где нам предоставили статистику и рассказали о том, что происходит… На автомобиле нас провезли по деревням в радиусе 30 миль от Самары… Большинство местных жителей собирались сняться и уехать, поскольку хлеба не было, картошки не было, даже травы не было. Практически в каждой избе я видела скамьи, на которых лежали ветки с листьями: березовые и липа. Их сушат, перетирают, потом смешивают с семечками подсолнуха или с желудями, добавляют арбузные корки, немного глины и воды, а затем пекут некую субстанцию, которую они зовут хлебом, но запах и вид которой скорее напоминает запеченный навоз. Дети не могут этим питаться, они умирают от несварения. Младенцев вообще практически нет, а те, что еще живы, выглядят ужасно. В некоторых селах, как, например, в Ставрополе-на-Волге, едят глинистый сланец. У всех детей вздутые животы, головы у многих рахитичные, увеличившиеся в размерах. Одеты все ужасно: рваные рубашки и никакого нижнего белья.

Верблюд у Бузулукского зернохранилища.
Courtsey Friends Historical Library of Swarthmore College

Результатом поездки в Самару Торп и Хейнс стал выбор Бузулукского уезда как области приложения усилий квакеров — как английских, так и американских — в деле спасения умирающих от голода людей. К началу осени во многих деревнях уезда были организованы местные комитеты Помгола, открыты питпункты, ждали поставок продуктов питания. Многие школьные учителя были освобождены от работы и направлены на борьбу с голодом. Транспортировка грузов в сельской местности была серьезной проблемой: тягловые животные либо сдохли, либо были ослабевшими от недокорма. Наиболее надежными оказались верблюды: они питались колючками, были выносливы, хотя и очень неторопливы.

Самарский сборник «На фронте голода» писал в 1921 году:

Работа квакеров началась приблизительно 10 сентября с. г. Первоначально она выразилась следующим образом: получено было три вагона продуктов и одежды, которые распределялись между учреждениями Губнароба, Губздрава и Губсобеза, при участии членов общества квакеров.

Дальнейшей своей задачей квакеры поставили исключительно работу в Бузулукском уезде, где благодаря отсутствию продуктов выдавалось только 5 000 порций для 45 детдомов. В программу свою квакеры поставили кормление 25 000 детей, и по мере поступления продуктов, — увеличить эту цифру до 100 тысяч порций на два месяца. Общество квакеров проводит свою работу при помощи Бузулукского Уисполкома, при наличии ничтожного количества технического аппарата, в размере 10 человек, которые содержатся на средства квакеров.

Первоначальный план распределения питания у квакеров был прост: кормить только те деревни, где дела обстояли хуже всего. Однако от этой схемы пришлось быстро отказаться: крестьяне из всех деревень, прослышав о раздаче продуктов в некоторых селениях, бросали свои дома и детей, устремлялись туда, где кормят. Это привело к резкому увеличению числа детей в детприемниках и детских домах. Поэтому квакеры решили кормить весь уезд, причем кормление осуществлялось через следующие точки:

А. Кухни (питпункты). В них кормили детей, отобранных местными комитетами Помгола. В питпунктах выдавали пайки, в которые входили мука, бобы, какао, сахар, рис, жир, шоколад и сухое молоко.

Б. Детские учреждения. Пайки передавались местным государственным детдомам, расположенным по всему уезду (включая и Бузулук). Эти учреждения постоянно инспектировались квакерами, которые контролировали выдачу продуктов.

В. Кормящие матери. Пайки выдавались во все родильные дома.

Г. Младенцы. Пайки передавались в ясли или тем матерям, которые находились со своими младенцами дома.

Список продуктов, входивших в паек, был одинаков, разнились объемы. Кроме того, в пайки, выдаваемые кормящим матерям, входили еще овсянка, рыбий жир и мыло.

Вот — для примера — короткая выписка из отчетов по распределению квакерских продуктов в ноябре 1921 года. Это самое начало квакерской эпопеи спасения людей. Продукты и вещи распределялись по детским учреждениям Бузулука и детским домам в уезде:

Распределение продуктов Обществом Друзей в Бузулукском уезде за ноябрь 1921 года.

Бузулукские ясли (ул. Уфимская, 41): мука (8 пудов), рис (1 пуд), какао (15 фунтов), мыло (30 фунтов), рыбий жир (15 фунтов).

Бузулукские ясли (ул. Почтовая, 20): мука (2 п.), рис (25 ф.), какао (7 ф.), мыло (15 ф.), рыбий жир (7 ф.) <…>.

Разная одежда:

д/д № 11 (Воронцовка, Твердиловской волости): 72

д/д № 4 (Бузулук): 10

д/д № 10 Самарская: 42

д/больница УЗДР Театральная: 14

для детей переселенцев (молокан): мука (18 п. 30 ф.), сало (1 п. 10 ф.), рис (7 п. 20 ф.), сахар (1 п. 10 ф.), какао (25 ф.), мыло (25 ф.), шоколад 25 кор.

Ранней осенью 1921 года в Бузулук прибыл Артур Уоттс. Он стал руководителем английской квакерской группы, которая на первых порах была чрезвычайно малочисленна. Уоттс сам вел переговоры с Наркоминделом, добиваясь получения разрешения на въезд большего числа британских сотрудников. В начале декабря 1921 года Уоттс писал в Лондон:

Население уезда 618 976 человек, из которых 252 100 — дети. Железная дорога пересекает уезд через центр, с запада на восток. В уезде 53 волости. Для удобства анализа нужды мы разбили их на 5 категорий. Первые три уже полностью исчерпали местные ресурсы продуктов питания, а другие две, предположительно, исчерпают все к 1 января и к 2 февраля 1922 года соответственно. Следует отметить, что самые худшие регионы — к югу от ЖД. По всему уезду организованы местные комитеты Помгола, во многих селах и деревнях уже созданы питпункты — ждут только припасов.

Выдача питания планировалась при участии местных комитетов Помгола, квакеры использовали их кормокухни, просили, чтобы они открыли новые питпункты там, где была в том нужда. Строгий контроль осуществлялся в каждом районе: проверки проводили двое супервизоров (сотрудники миссии на полной ставке). Весь уезд был разбит на восемь административных районов, в пяти из которых создавались склады, или точки поставок (близ железной дороги). С этих складов, которыми заведовали квакеры, продукты развозились по деревням, на склады же привозили отчеты о раздаче продовольствия на местах. Эти отчеты пересылались в Лондон. В деревнях работали три, а то и четыре питпункта, причем в каждом таком пункте раздачи питания за правильностью распределения следил ребенок, которого выбирали всеобщим голосованием.


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности