18.10.2019      1676      0
 

Культурный слой


Александр Сыроватко о своём докладе на УПМ-2019

«К сожалению, этот мир состоит не из археологов, а скорее наоборот». А раз большинство людей не имеют археологической подготовки, то они склонны доверять мифам и псевдонаучным теориям, вроде той, что можно снять слой земли в одном небезызвестном городе на Волге и перенести его в другой город, на Волхове, там равномерно уложить и хорошенечко утрамбовать. И никогда археологи не догадаются! Догадаются. О том, как он на самом деле формируется культурный слой и что по нему могут узнать исследователи, на форуме «Учёные против мифов-2019» расскажет кандидат исторических наук, директор Коломенского археологического центра Александр Сыроватко. Мы попросили Александра Сергеевича поделиться некоторыми деталями своего доклада.

Зачем нужно рассказывать о формировании культурного слоя на научно-популярном форуме?

Во-первых, без этого понятия нельзя – с него я начинаю обучение студентов археологии. Однако в отличие от историков, которые, даже если они будут заниматься совсем другими темами, у нас с далёких советских времён обязательно проходят археологическую практику, обычные люди никогда не бывают на раскопах, и им там ничего не показывают. К сожалению, этот мир состоит не из археологов, а скорее наоборот. И когда люди, далёкие от нашей дисциплины, задают вопросы, они часто демонстрируют абсолютное непонимание того, как формируется культурный слой.

И всё же, когда меня попросили выступить на эту тему на форуме «Учёные против мифов», я был немного удивлён. Мне казалось, что этот вопрос – не тайна для подготовленной аудитории, ведь, насколько я понимаю, на УПМ ходят люди, интересующиеся наукой, а не мифами. Но когда организаторы показали, какие дискуссии происходят в интернете… Поймите, я не общаюсь со сторонниками различных псевдо-теорий, не смотрю РЕН-ТВ и даже не знаю, как его найти в сетке каналов, поэтому для меня стали абсолютным открытием погружающиеся в землю дома и всеуничтожающие наводнения в XVIII веке, эпохе, от которой сохранились мемуары, судовые журналы, наблюдения метеостанций… Короче говоря, это время, когда уже невозможно, чтобы какое-то крупное событие осталось незамеченным. Тем не менее, оказывается, полно конспирологических теорий, и чем дальше, тем больше. Поклонников мифов довольно много, и их заблуждения стремительно распространяются. Когда я открыл для себя этот совершенно новый мир, то понял, что рассказ об элементарных базовых понятиях имеет смысл.

А есть ли в этой теме какие-то сложные вопросы для профессионала? Что-то, о чём могут поспорить между собой два археолога. Например, как обстоит дело со скоростью нарастания культурного слоя в разных условиях?

Дело в том, что не бывает двух одинаковых археологических памятников. И если спор существует, то он не о культурном слое вообще. Специалисты всегда будут обсуждать конкретную ситуацию в конкретном месте. Например, в этом году в Судане начинаются раскопки нового объекта в Мероэ, столице Мероитского царства. И, приступая к раскопкам нового объекта, конечно, надо будет разобраться в стратиграфии, чем мы, собственно, в декабре и займёмся. Будет произведён первый разрез, и мы обсудим, как сформировался культурный слой в новом для российской экспедиции месте. Повторюсь, споров вообще о культурном слое как о некоем абстрактном, глобальном явлении не существует, потому что нет предмета для спора. Следовательно, какой смысл вообще спорить?

А как возникает спор? Иногда говорят, что все историки придерживаются стандартной точки зрения, которая когда-то была придумана. Можешь привести пример такого спора вокруг конкретного культурного слоя?

Когда мы рассказываем о формировании культурного слоя, мы обычно рисуем схему: вот здесь стояло нечто, вот его выброс культурного слоя, он образовался вот так, потом построили вот это, он образовался вот так. И дальше, дальше, дальше… В результате перед археологом стенка, заполненная разноцветными прослойками и пятнами, которые нужно объяснить.

Ты имеешь в виду вертикальную стенку раскопа, где виден срез разных слоёв?

Да, совершенно верно. Начинается процесс интерпретации. Вот, например, Щуровский могильник и его замечательный аллювий (аллювий – отложения, формируемые водными потоками, — прим. Ред.), о формировании которого у нас была интересная дискуссия. Верхний слой там – коричневый. Когда мы с ним впервые столкнулись, мы абсолютно не понимали, что это такое, почему он расположено отдельно, когда сформировался, почему в нём только поздние вещи и почему он находится так высоко, на вершине холма. Мы просто этого не знали до визита геоморфологов, которые употребили слово «аллювий». А нам в голову не могло прийти, что аллювиальные отложения расположены на такой высоте. Оказалось, что их сформировали весенние паводки. А дальше мы задумались, когда это произошло.

То есть мы знали слово «малый ледниковый период» (похолодание, происходившее с перерывами с XIV по XIX века, – прим. Ред.) теоретически, но у нас не складывались наши знания с конкретной ситуацией в единую картину. И пока не начались раскопки в низине, когда начали поступать находки монет, приуроченные к конкретным прослойкам, мы не могли выстроить хронологию. Естественно, мы много обсуждали с коллегами-геоморфологами, как всё могло происходить.

Ещё один важный момент – это древняя распашка. Мы много раз ставили вопрос о том, что что-то не то с древним культурным слоем под аллювием. Почему фрагменты керамики располагаются там вертикально на ребре? Почему нет каких-то явных пятен от построек? Почему нет чётких контуров, например, очагов и кострищ? Что-то же должно было происходить. Почему так разнесены на большой площади погребения? Как вообще эти погребения должны были выглядеть? Мы что только ни придумывали, пока однажды в мае к нам в гости не приехал Лёнька Вязов. Я говорю: «Лёня, что это за полосы? Это же не похоже на распашку, как мы её привыкли видеть». И мы стояли, как две козы перед афишей, пока не предположили, что это древняя распашка, выполненная каким-то древним орудием. И вот когда мы научились видеть следы от древней распашки, тогда многое встало на свои места.  Стало понятно, что культурный слой был дополнительно распахан.

То есть главное, из чего исходят мифотворцы, мол, историки придумали себе какую-то картину, «у них есть план, и они его придерживаются», это не правда? А правда в том, что на каждом памятнике археологам приходится разгадывать, как сформировался каждый конкретный слой?

Конечно. Коллега Кренке однажды заметил: «Когда мы научились копать Дьяково городище, мы ушли с этого памятника». И это очень правильно сказано. Когда мы научились копать, например, Щуровские курганы с оградками, они просто закончились. То есть теперь мы понимаем, что надо было сделать по-другому мы стали умнее, но их просто больше нет. В следующий раз, когда мы столкнёмся с другими археологическими памятниками, они не будут точно такими же. В том-то и дело, что неизвестно, что там ждёт за поворотом. И скоро мы будем разбираться с новыми загадками в Судане.


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности