27.02.2020      2488      0
 

Мюнхенский манускрипт


Демоническая магия XV века

Знаете ли вы, как призвать волшебную лошадь, способную переносить человека через холмы и равнины, куда он захочет? Чем духи Бэл и Эбал могут помочь в обретении женской любви? И что нужно сделать, чтобы получить плащ невидимости?

Эти и другие ценные советы по практической магии можно прочитать в интереснейшем памятнике XV века – Мюнхенском манускрипте. Историк, переводчик и большой друг нашего журнала Вадим Сеничев перевёл этот текст на русский язык и написал сопроводительный комментарий, в котором рассказал о истоках и практиках средневековой магии. Публикуем его вместе с первым заклинанием трактата, произносимом для получения знаний.

Также считаем своим долгом предупредить: ни в коем случае не стоит бездумно использовать древнюю магию. Особенно если вы в неё не верите. Автор перевода и редакция не несут ответственности за бессмертную душу читателя!

Схема из Мюнхенского манускрипта

Западноевропейское Средневековье, вопреки распространённому заблуждению, было не столько эпохой диктата Церкви над всеми аспектами жизни человека, сколько временем всеобщей религиозности, принимавшей разные формы и очертания. Порой её проявления кажутся невероятными и даже невозможными в привычном нам мире феодализма, монастырей и римских пап. Однако европейское Средневековье – это также и мир ересей, иногда охватывающих целые страны и народы, мир алхимиков, вполне открыто и легально практикующих свой духовный путь, мир старого, но всё ещё живого язычества, практикуемого в отдалённых, ещё не христианизированных уголках ойкумены[1]. Сегодня мы обратимся источнику, содержащему описание магических ритуалов XV века, и попробуем разобраться, кто был его автором и что послужило источником его вдохновения.

Предыстория европейской средневековой магии

Важным источником средневековой европейской магии было местное язычество, формально «отменённое», но во многом просто ушедшее в тень[2]. Мифология уходящего язычества, оторвавшись от ритуальной практики, обрела литературную форму, например, в виде ирландских скел, валлийской Мабиноги, исландских саг о богах и древних временах. Мифология других народов также нашла отражение в европейской культуре, как высокой, так и народной[3]. Она стала основой рыцарских романов и фольклора, частью поэтического наследия.

Иллюстрация к одному из самых загадочных романов артуровского цикла — Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь. Одна из трактовок сюжета предполагает, что сэр Гавейн проходит через древнюю форму ритуала посвящения в воинское сообщество. Манускрипт BL Cotton Nero A.x. fol 090/94 verso.

Так, скальдическая поэзия в самом своём корне состоит из отсылок к мифологическим персонажам скандинавского пантеона и требует от автора знания сюжетов самых разнообразных мифов[4]. Исландия, как известно, была крещена в начале XI века, а запись мифологического материала там началась только в XIII и продолжалась до XVIII века благодаря богатству устного наследия. Исследователи средневековой литературы отмечают, что отголоски языческих ритуалов, например, брачных, инициационных, коронационных и многих других, присутствуют в рыцарских романах и сагах[5].

Ритуальная сторона европейского язычества «ушла в подполье», став частью народной знахарской культуры и частично смешавшись с культом святых[6]. Следы языческих ритуалов сохранились в так называемых Galdrabok – сборниках магических рецептов, символов и заклинаний, записанных в Исландии в XVII-XVIII веках. В них руническая письменность соседствует с именами библейских ангелов, упоминания Фрейи и Одина – с упоминаниями Христа и святых[7]. Также о ритуалах мы узнаём благодаря археологическим раскопкам, особенно в сельской местности, где эти практики порой приобретали форму полноценных культов, существуя, вероятно, вопреки церковным запретам[8]. И хотя отголоски языческих мировоззрений можно проследить в большом количестве источников, манускрипт, который мы рассмотрим сегодня, не несёт заметных следов старых европейских верований, за исключением нескольких отсылок к античной мифологии.

Магический «став» из исландской Гальдрабок

Вторым источником европейской магии были существовавшие ещё с античных времён религиозные и мистические течения. Вместе с распространением христианства в Европу стали проникать связанные с ним мистические учения[9]. В первую очередь, это гностические учения, которые во многом мимикрировали под христианство, но на самом деле остались дуалистическими сектами, восходящими к ближневосточному мистицизму конца I тысячелетия до н.э.[10]. Они, тем не менее, привнесли в европейский мир свою ритуальную культуру и повлияли на становление многих дуалистических ересей, в том числе богомильской и катарской[11].

И третьим по времени, но не по значению источником был арабский мистицизм, проникший на европейскую землю через мавританскую Испанию. Одними из вероятных источников рассматриваемого в этой статье Мюнхенского манускрипта является кодекс, именуемый Пикатрикс, или Gayat al Hakim, который представляет собой сборник арабских магических текстов, охватывающих широкую сферу знаний – от астрологии и гадания до изготовления талисманов и вызова демонов[12]. Параллели с Гайат аль Хаким выражаются во множестве совпадений, например в вопросе выбора дней для проведения ритуалов, материалов для воскурений, имён духов, к которым взывает проводящий ритуал, особым подбором одежды для ритуалов. Также роднит Мюнхенский манускрипт с Пикатриксом формальный подход к заклинанию духов. Их имена называются после краткой формулы, в начале которой следует обращение к «главному» духу ритуала, а затем перечисление всех остальных, к кому обращается заклинатель. Имена духов в мюнхенском манускрипте даны в специфической транскрипции, однако за ней можно рассмотреть арабское или иудейское происхождение. Не исключено, что при переписывании имён автор не совсем точно передал их относительно протографа, который использовал, но сам факт того, что он имел доступ к оккультным и астрологическим текстам, причём скорее всего в переводах с арабского на латынь, указывает на его принадлежность к церковной или университетской среде[13]. Хотя здесь нельзя сбрасывать со счетов вероятность того, что имена переданы или придуманы автором специально в не читаемом или исковерканном виде, что придавало бы им более «демоническое» звучание.

Фрагмент манускрипта Пикатрикс

Источники эпохи, к которой относится сам трактат, демонстрируют, что магия и алхимия были частыми спутниками человека, в том числе и в его повседневной жизни. Вот несколько заклинаний и советов, которые были записаны в домовой книге, принадлежавшей Николасу Полю[14], личному врачу Сигизмунда Австрийского (Nuremberg Hausbuch (MS 3227a), хранящейся в архиве города Нюрнберг (речь идёт о другом манускрипте из Нюрнберга!)
На Fol. 67v мы встречаем вполне безобидные заклинания:

«Носи желчь косули или оленихи с собой, чтобы завоевать расположение господина, или добавь её в напиток красивой дамы.

Дабы ты не проиграл в бою, напиши на трёх листах: Михаил, Гавриил, Рафаил.

Чтобы не выпадали волосы, смешай жареных льняных семян с маслом и намажь голову.

Чтобы не грешить в ночи, смешай мёд с мукой и намажь на него.

И от червей в животе, положи 15 гвоздей в вино.

Лист с краткими магическими формулами из Нюренбергской домовой книги

Эти простые советы соседствуют в том же манускрипте с заклинанием, позволяющем вызвать на подмогу армию, что описано на странице 5v:

«Если хочешь увидеть тысячу вооружённых рыцарей перед собой в поле, срежь ветвь ивы одним ударом и омывай её перед восходом семь дней в проточной воде со словами: Грибелло, приди, приди с тысячекратной силой, заклинаю тебя Астаротом, чтобы ты пришёл на помощь с тысячью. Сказав так десять раз, возьми ветку и ударь о землю трижды и произнеси символ веры трижды, подними ветку в руке и теперь увидишь сотню рыцарей и более. Если хочешь, чтобы они исчезли, кинь ветку на землю, и он потеряет свою силу».

Сама же домовая книга знаменита ещё и тем, что в ней содержится одна из самых ранних записей поэмы Иоганнеса Лихтенауэра о его боевом искусстве. Это сочинение было основной немецкой школы фехтования XV и XVI веков. Кроме того, в тексте содержатся советы по изготовлению фейерверков, уходу за лошадьми и рецепты лекарств. На примере таких сборников, составлявшихся обычно для бытовых нужд, видно, что магия, даже будучи запретным и предосудительным занятием, интересовала массового читателя в Священной Римской Империи наравне с модным и вполне практическим искусством фехтования.

Мюнхенский Манускрипт

Манускрипт, озаглавленный «Liber incantationum, exorcismorum et fascinationum variarum» (кодировка Codex Latinus Monacensis 849), что означает «Книга разнообразных заклинаний, экзорцизмов и зачарований», хранится в Баварской Государственной Библиотеке города Мюнхен. Он состоит из 156 листов рукописного латинского текста с вкраплениями немецкого и одним заклинанием на итальянском языке. Первые листы манускрипта утеряны, и мы не можем точно сказать, имелась ли на них какая-то особая информация об авторе или правилах использования книги. На первых 107 листах содержится 42 заклинания, к ним подшито ещё несколько вставок, в которых дан перечень духов и их функций, пособие по астрологии, список удачных и неудачных дней для магической практики, а также фрагмент алхимической формулы с подписями на немецком[15].

Заклинания, описанные в манускрипте, за небольшим исключением, можно разделить на три категории

  • двенадцать из них вызывают иллюзии, например, волшебный замок, армию, корабль или пир;
  • семь заклинаний направлены на обретение власти над людьми, среди них, например, вызывающие ссору друзей или любовь дамы;
  • и семнадцать заклинаний для гадания, которые помогают раскрыть информацию о прошлом, будущем и скрытом от глаз.

В последнем виде заклинаний используется ассистент, обычно это мальчик, который должен смотреть в зеркало и через которого происходит общение с духами. Три вида магии достаточно сильно разнятся по своей природе, и если иллюзорная призвана развлечь гостей и удивить друзей, то магия, направленная на получение контроля над другим человеком, способна причинить вред и даже смерть. Не попадают ни в одну из трёх категорий следующие эксперименты и заклинания: для получения знаний от демонического наставника, заклинание, именуемое «ключ Плутона», открывающее все замки, заклинание, чтобы избежать ранений, а также несколько химических формул. Заклинания и эксперименты внутри манускрипта не имеют чёткой группировки и расположены небольшими кластерами, относящимися к условной общей теме.

Уникальная черта Мюнхенского манускрипта – непосредственное обращение к демонам и потусторонним силам. Разделы, касающиеся гадания, создания иллюзий и воздействия на людей не обходятся без прямой связи с демонами, владыками разных стихий и обладателями нужных сверхъестественных умений. Общение с ними происходит через ритуалы, проходящие в особом месте (обычно, удалённом от города и скрытом от глаз людей), при особых астрономических условиях (в нужную фазу луны и в определённый день недели и месяца), с использованием особых знаков, которые чертятся на земле, принесением жертв (в некоторых случаях — животного, но чаще в виде воскурений и материальных даров), заклинаний (произносимых в особой манере) и главное, методов предосторожности, которые призваны не дать демоническим силам завладеть душой исполнителя ритуала. Для этого используется двойная система предохранения: в первую очередь, автор манускрипта настаивает на очень чётких формулировках своих прошений к демонам и обязательных оговорках в «контракте», страхующих от потери души или жизни. Во вторую очередь, на помощь призываются по-настоящему высшие силы в лице Христа и святых, имя которых должно поколебать демонов и заставить их по завершении задания покинуть просителя невредимым.

Стоит отметить, что Мюнхенский манускрипт идёт по тонкой грани между колдовством и богохульством, граничащим с сатанизмом, ибо в ритуалах, описанных в нем, можно найти следы подражания христианской литургии, в частности, воскурения миррой и ладаном, чтение фрагментов псалмов и ношение особой ритуальной одежды, что могло повлечь серьёзные последствия, если бы об этом стало известно[16]. Кроме того, в манускрипте явно слышатся отголоски иудейской и арабской мистики. Их можно проследить в именах призываемых демонов и заклинательных формулах, отдалённо напоминающих арабский язык, но вполне вероятно, являющимися скорее ритуальной бессмыслицей или особым демоническим языком, каким он представлялся автору.

Манускрипт открывается заклинанием вызова демона-учителя, который поможет ученику обрести любое знание на свете. Это, в частности, говорит в пользу того, что автор манускрипта имел отношение к науке и образованию своего времени. Другие намёки на социальное положение автора указывают на то, что он был близок императорскому двору, о чем автор говорит сам в описании заклинания о вызове волшебного замка (Fol. 18v-21r). Мы можем предположить, исходя из датировки самого манускрипта, что текст написан в правление Фридриха III, известного в том числе своей любовью к астрологии[17]. Возможно, один из его приближенных таким образом пытался завоевать расположение монарха. Также при описании заклинаний автор упоминает, что ими когда-то пользовался тот или иной древний герой. Например, Парменид применил заклинание для получения дружбы и любви (Fol. 11v-13v), чтобы добиться расположения персидского царя.

Так или иначе, интересующий нас трактат принадлежит к долгой традиции европейской магической практики, восходящей корнями к иудейской, христианской и арабской мистике и магии и принявшей свою окончательную форму в учёной среде Западной Европы в предреформационный период.

Заклинания и эксперименты Мюнхенского манускрипта

Не-классифицируемые заклинания

В этом разделе представлены заклинания и эксперименты, которые нельзя отнести к одной из трёх основных категорий, о которых мы говорили выше: они не создают иллюзий, не воздействуют на других людей и не позволяют узнать прошлое или будущее. Открывающее манускрипт заклинание нацелено на призыв демонического учителя, который поможет обрести любое знание на свете.

Для получения знаний (Fol. 3r-5v)

[начало текста утеряно] … на восток, тогда скажи: «Apolin, Maraloth, Berith я, такой-то, вызываю и заклинаю вас послать мне определённого духа, который является экспертом в преподавании всех наук, и пусть он будет любезным, верным и приятным для меня, и научит каждому знанию, что я желаю, приходя в виде мастера, так, чтобы я не чувствовал страха. Точно так же, заклинаю вас, чтобы вы три, великие короли и мои спутники, могли попытаться послать мне, своему Просителю, одного из ваших подчинённых, чтобы служить мастером всех наук и искусств, приходят ко мне в приятной и великолепной человеческой форме и наставляет меня с любовью, чтобы в течение тридцати дней я мог приобрести это знание, и после того, как я получу эти знания, я могу дать ему разрешение покинуть меня». И так должно быть сказано так три раза.

Когда вы это сказали, положите меч и оберните его в вышеназванную ткань, и, сделав связку, ложитесь на неё и немного поспите. После сна встаньте и обернитесь в ткань. Вы должны знать, что, когда произносят эти заклинания, во сне приходит Божественная сила. Во сне три великих царя [появятся] перед вами со своими слугами, рыцарями и пехотинцами, среди которых будет и Учитель, которого вам назначат эти три короля. Он подойдёт к вам. Вы увидите трёх царей, сияющих чудесной красотой, которые будут говорить с вами в этом сне одним голосом, говоря: «Вот, мы даём вам то, что у вы многократно просили». И они скажут Учителю: «Пусть он будет вашим учеником, и мы приказываем вам научить его науке и искусству, какому он пожелает. Обучите его, чтобы он стал в течение тридцати дней выше других в любой науке, в какой пожелает». А также вы услышите его ответ: «Мои господа, я с радостью сделаю все, что вы пожелаете».

Когда это будет сказано, цари уйдут, и только Учитель останется и скажет: «Встань, вот твой Учитель». Когда это будет сказано, вы пробудитесь, и когда вы откроете глаза, перед вами будет Мастер, отлично одетый, и он скажет вам: «Дайте мне меч, который лежит под вашей головой. Вы скажете: «Вот студент, готовый сделать что бы вы ни пожелали». Но у вас с собой должна быть цера, и вы должны записать всё, что он говорит вам.

Сначала вы должны спросить: «О господин, как тебя зовут?» Он скажет, а ты должен записать это. Во-вторых, из какого ордена, и так же запишите это. Когда всё это сказано, вы должны спросить о мече, и когда все это будет сказано, он уйдёт, сказав: «Подождите, пока я не вернусь». Вы ничего не скажете, но Учитель уйдёт и возьмёт меч. После его ухода вы должны развернуть ткань, как показано ниже. И вы должны написать в этом кружке его имя, так как

вы записали его, и вы должны написать его вышеупомянутой кровью. Когда это будет написано, сверните ткань и спрячьте её.

Когда всё это будет сделано, вы должны пообедать только хлебом и чистой водой, и в тот день вы не должны покидать свою комнату. И когда вы поели, возьмите ткань и войти в круг, обращаясь к Аполину. Скажи: «О царь Аполин, великий, могущественный и почтенный, я, ваш слуга, верный и полностью доверяющий Вам, сильному и могущественному, прошу ваше непостижимое величие, чтобы ваш слуга и субъект, такой-то и такой-то, мой Учитель, пришёл ко мне так быстро, как он может, благодаря вашей добродетели и власти, которая велика и в высшей степени необъятна во все века, Аминь.’ И то же самое произнесите перед Маралотом, меняя лишь имя. И так же перед Беритом. Когда все это будет сказано, возьмите немного из вышеупомянутой крови и напишите своё имя посередине круга с помощью вышеупомянутого сердца, как показано ниже. Затем напишите эти имена, как показано здесь, этим сердцем на углах ткани. Но если крови одной птицы недостаточно, вы можете убить столько, сколько пожелаете.

Иллюстрация к первому заклинанию

Когда все это будет сделано, просидите в круге целый день. Глядя на него и ничего не говоря. Когда наступает вечер, заверните ткань, раздевайтесь и входите в комнату, накрыв голову тканью. И когда вы будете ложиться, скажите ясным голосом, «O Apolin, Maraloch, Berith, Sathan, Beliath, Bclzebuc, Lucifer, я умоляю вас приказать Учителю [здесь вы называете его имя] завтра прийти к утру и научить меня такой-то и такой науке, без каких-либо ошибок».

Остерегайтесь, чтобы не сделать знак креста из-за большой опасности во сне. Вы должны знать, что вы будете говорить с Учителем всю ночь, и он будет вопрошать вас, какую науку вы хотите познать. Вы должны ответить: «Такую-то и такую-то, чтобы, как сказано, вы смогли говорить с ним всю ночь. Если вы проснётесь в ту ночь, встаньте и зажгите свечу, возьмите ткань и разверните её и сидите на ней, то есть в круге, на месте, где написано ваше имя, ибо это место предназначено для вас, — и позвоните по имени вашего Учителя, говоря: «О, такой-то и такой-то, из такого-то ордена, что приставлен ко мне вашими великими царями, прошу вас прийти, приняв любезную форму, и научить меня такой-то науке, в которой я могу стать более искусным, чем все смертные, изучая её с большой радостью, без каких-либо усилий, и без скуки».

Когда вы это сказали, глядя на восток, вы увидите Учителя, приходящего со многими учениками, и вы попросите его приказать, чтобы все они ушли, и сразу они уйдут. Тогда Учитель спросит: «Какую науку вы хотите услышать?» Вы скажете: «Такую-то», а потом вы начнёте обучение.

Имейте в виду, что вы запомните все, что он вам скажет, и сможете пересказать по памяти, и в течение тридцати дней вы познаете каждую науку, какую только захотите.

И когда вы хотите, чтобы он вышел из комнаты, спрячьте ткань, и он сразу же уйдёт. И когда вы пожелаете, чтобы он пришёл, разверните ткань, и сразу он появится там, продолжая уроки. Спустя тридцать дней, научившись нужным наукам, дайте ему свой меч, и скажите ему идти, и он уйдёт с миром. Вы должны повторить то, что вы сказали, когда призывали его, чтобы познать науку, и он вновь появится и будет готов выполнять вашу волю.

Это конец главы о [получении] знаний.


[1]             Baronas, D. Christians In Late Pagan, And Pagans in Early Christian Lithuania: The Fourteenth and Fifteenth Centuries// Lithuanian Historical Studies 19, 2014. Pp. 51-81.

[2]             Milis, L. The Pagan Middle Ages. Woodbridge, Suffolk: Boydell Press. 1998. P. 12.

[3]             Мелетинский Е.М. Средневековый роман. Происхождение и классические формы. М. «Наука», 1983. С. 39-45.

[4]             Гуревич Е.А., Матюшина И.Г. Поэзия скальдов. М.: РГГУ, 1999. С. 18.

[5]             Loomis, R.S. The Grail. From celtic myth to christian symbol. Cardiff – New York, 1963.

[6]             David A. Hutchison. Links to Pagan Ritual in Medieval Irish Literature// Études irlandaises, 34.1, 2009. Pp. 113-143.

[7]             Lindqvist, N. En isländsk svartkonstbok från 1500-talet. Uppsala, 1921.

[8]             Baron, J. Ritual and cultural change: Transformations in rituals at the junction of pagan religion and Christianity in early medieval Poland. Rytm przemian kulturowych w pradziejach i średniowieczu, eds. B. Gediga, A. Grossman, W. Piotrowski. Biskupin-Wrocław. 2012. P. 450 

[9]             Алексеев Д.П. Гностицизм и историческое христианство: отражения благой вести в кривых зеркалах / Д.П. Алексеев [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.rhga.ru/science/center/ezo/seminars/Alekseev.pdf. – Дата доступа: 15.04.2018.

[10]           Jonas, H. The Gnostic Religion: The Message of the Alien God and the Beginnings of Christianity. Boston: Beacon Press, 1958.

[11]           История альбигойцев и их времени / Соч. Николая Осокина. Т. 1. Казань: Унив. Тип., 1869—1872. C.113.

[12]           Labarta A. Gomez. Ecos de la tradición mágica del Picatrix en textos moriscos. Textos y estudios sobre astronomia Espanola en el siglo XIII. Barcelona, 1981. C. 101-109.

[13]           Kieckhefer R. Forbidden Rites: A Necromancer’s Manual of the Fifteenth Century. Penn State Press, 1998. C. 34.

[14]        Burkart, Eric. The Autograph of an Erudite Martial Artist: A Close Reading of Nuremberg, Germanisches Nationalmuseum, Hs. 3227a.// Late Medieval and Early Modern Fight Books. Transmission and Tradition of Martial Arts in Europe. Ed. Daniel Jaquet, et al. Leiden/Boston: Brill, 2016. C. 451–480.

[15]        Kieckhefer R. Forbidden Rites: A Necromancer’s Manual of the Fifteenth Century. Penn State Press, 1998. C. 25.

[16]           Pierre de Lancre.  Tableau de l’Inconstance des mauvais Anges et Démons. Paris: Jean Berjon, 1612. Pp. 457–468.

[17]        McVaugh S. Texts and Contexts in Ancient and Medieval Science // Studies on the Occasion of John E. Murdoch’s Seventieth Birthday. BRILL, 1997. P. 257.


Об авторе: Вадим Сеничев

История воинской культуры средневековья, взаимоотношения человека, общества и оружия. Переводит исландские саги и средневековые трактаты по боевым искусствам.

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности