20.12.2019      659      0
 

Победители


Тимур Шаипов и Екатерина Бузурнюк в радиопрограмме Proshloe

Как в современном студенческом сообществе относятся к популяризации истории? Интересно ли студентам истфаков говорить с широкой аудиторией? И на каком языке стоит вести этот разговор? Слово – победителям I всероссийского конкурса «Битва истфаков» Тимуру Шаипову и Екатерине Бузурнюк.

М. Родин: Теперь мы пришли, пожалуй, к самой главной для меня лично новости этой недели. На этой неделе в информагентстве ИТАР-ТАСС мы подвели итоги конкурса «Битва истфаков». Это конкурс научно-популярных проектов среди студентов. Любой студент страны мог сделать что-то в трёх жанрах, которые мы предоставили, это мультимедиа, видео и лонгрид, и принять участие в конкурсе.

Я лично сам удивлён масштабом конкурса, которого нам удалось достичь. Нам пришло 88 заявок из 35 городов, и 49 вузов приняли участие в этом конкурсе. В четверг мы объявили победителей этого конкурса, и двое из них, те, кто живут в Москве, сегодня у нас в гостях. Это Екатерина Бузурнюк, студентка первого курса магистратуры исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук. Добрый день.

Е. Бузурнюк: Здравствуйте, Михаил.

М. Родин: И Тимур Шаипов, студент второго курса магистратуры исторического факультета МГУ. Добрый день.

Т. Шаипов: Добрый день.

М. Родин: Давайте расскажем, о чём были ваши работы, в какой номинации они были представлены и собственно что там нового и интересного может прочитать любой человек, который зайдёт к нам на сайт proshloe.com (там собственно есть работы всех победителей)?

Е. Бузурнюк: Моя работа называется «Женщины Древней Греции». Это видео, которое было представлено в номинации как раз «Видео». В этой работе мне хотелось рассказать про итоги моего исследования, про итоги той работы, которую я провела при подготовке выпускной квалификационной работы при окончании бакалавриата.

Моя тема находится на стыке трёх огромных, просто необъятных топиков. Это история древнегреческого театра с его разнообразными жанрами и особенностями. Далее это женская история, новое направление в историографии, как в западной науке, так и в отечественной. И наконец, третья большая тема – это язык Аристофана и особенности его комедий.

Я вообще свою работу писала о женских образах Аристофана и о тех лексических средствах, которые комедиограф использует для создания женских образов. В видео я хотела показать верхушку этого айсберга, потому что моя бакалаврская работа, безусловно, более научная. И мне хотелось рассказать более популярно, более интересно о том, что я узнала в процессе моего исследования. Передо мной стояла очень сложная задача – мне нужно было коснуться всех трёх тем и подать это так, чтобы не перегрузить моего зрителя. Я не знаю, получилось у меня это или нет, но по крайней мере я приложила максимально усилия.

М. Родин: По крайней мере вы стали победителем в номинации «Видео».

Е. Бузурнюк: Да, это, безусловно, так. Но для меня всё ещё остаётся очень сложным вопрос, где этот баланс между научной составляющей и популярной составляющей. Для меня популяризация – и я старалась следовать этому правилу при подготовке моего ролика – это не упрощение науки, а это рассказ о науке так, чтобы это было понятно. То есть сделать науку доступнее, при этом её не упрощая. И я старалась сделать видео именно в соответствии с этим убеждением.

М. Родин: Правильно ли я понимаю, мне так кажется во всяком случае, то, что я вижу, вы писали отдельно специальный сценарий именно под это видео, для того чтобы записать этот свой видеоблог? Наверное, в таком жанре это сделано.

Е. Бузурнюк: Да, это абсолютно правильно. Я старалась… Я думала о том, как можно сделать. У меня сначала был более популярный формат, где я думала представить зрителям, как будто я сама древнегреческая женщина и в каких условиях я могла бы жить, если бы на дворе стоял рубеж V-IV веков до н. э., собственно период, которым я занимаюсь. Но я решила, что это будет слишком популярно и нужно будет вдаваться в очень много повседневных подробностей, которые зрителю могут быть не так интересны. Но при этом мне хотелось работу актуализировать, потому что я затрагиваю, скажем так, актуальную современную общественную повестку, то есть это феминистическая повестка и проблема интерпретации исторических источников в соответствии с актуальной… на злобу, так сказать. Мне хотелось показать, что не все исторические источники, если мы говорим о женской истории и о положении женщины в разные исторические эпохи, можно трактовать буквально.

М. Родин: Вот это самое интересно. Вы говорите о том, что нельзя просто их прочитать и понять, как там было?

Е. Бузурнюк: Конечно. Собственно роль историка в том, чтобы критически оценивать источник и понимать, что автор действительно говорит о той эпохе, а что является вымыслом или какой-то политической ангажированностью, если мы говорим не о комедиях, а об источниках других типов. Задача историка в том, чтобы разделить, что истина, а что автор говорил исходя из каких-то других причин.

Действительно, как я постаралась показать в видео, комедия является особым жанром, в котором совмещаются вымысел и та реальность, которая существовала на улицах Афин рубежа V-IV веков до н. э. И, да, его нельзя понимать буквально, как это, как я показываю в видео, делали некоторые историки даже в отечественной науке. Нужно всегда опираться на исторический критический метод и оценивать источники именно с научной точки зрения.

М. Родин: В двух словах можете объяснить, как это вычленить, что человек говорит и действительно подразумевает, что это на самом деле так, а что привнесено какими-то его личными соображениями, его личными аберрациями?

Е. Бузурнюк: Если говорить про жанр комедии, про древнегреческий театр, то, безусловно, нам помогают источники других типов. То есть о жизни в Древней Греции и о положении женщин мы знаем далеко не только из комедий. Комедии скорее не являются источником.

На самом деле комедии Аристофана сами за себя говорят, что они имеют элемент вымысла, например, где птицы разговаривают в комедии «Птицы», или осы, которые тоже вроде как не должны говорить, но они выступают как действующие лица, соответственно, в комедии «Осы», или персонаж улетает на жуке к богам на небо. То есть понятное дело, что это всё фантастическое. И мы не можем быть уверены, что в «женских» комедиях Аристофана – это «Лисистрата», «Женщины в народном собрании» и «Женщины на празднике Фесмофорий» – Аристофан не решил выдумать что-то.

Например, в «Женщинах в народном собрании» рассказывается о том, как женщины, переодевшись мужчинами, решили захватить власть в полисе. Они пришли в народное собрание, куда женщины не допускались, и, притворившись мужчинами, проголосовали за то, чтобы власть была отдана женщинам. Конечно, здесь можно увидеть такую коммунистическую подоплёку, что вот они хотели установить всеобщее равенство, потому что женщины устраивают полис как будто бы это большое домашнее хозяйство и собираются централизованно распределять все блага, которые есть в городе. Но говорить о том, что в Древних Афинах действительно существовали такие протокоммунистические движения, как было на самом деле принято в советской науке, – это совершенно несостоятельно.

И источники другого типа, не комедии, позволяют нам узнать, как оно было на самом деле, увидеть, где вот эта вымышленная составляющая в комедиях, и отделить зёрна от плевел, реальность от вымысла.

М. Родин: То есть мы сравниваем разные источники, источники разных типов между собой и благодаря этому вычленяем там, что выдумано, а что…

Е. Бузурнюк: Да.

М. Родин: Хорошо. Тимур, переходим к вам. Вы сделали Telegram-канал. Это то, что мы называли жанр «Мультимедиа», как я говорю, как в плавании: вольный стиль – делай что хочешь. Вот у вас такой жанр. Почему вы выбрали его и чем интересен ваш канал?

Т. Шаипов: Большое спасибо, Михаил. Сама идея Telegram-канала посетила меня примерно в апреле 2018 года. Как мы, наверное, все помним, тогда началась блокировка Telegram-канала, и, в принципе, интерес к этому мессенджеру был очень повышенный. И мы тогда с одним моим другом решили сделать канал гуманитарной направленности. Но со временем друг отпал от этого предприятия, и я решил, что стоит как-то это связать с моей основной деятельностью, то есть с исторической наукой. Выбор Средневековья в качестве темы был обусловлен тем, что это как бы мой такой личный интерес, не связанный с моей основной сферой научной деятельности.

М. Родин: То есть вы не пишете работы по Средневековью сами по себе?

Т. Шаипов: Нет. Я на кафедре истории России до XIX века на истфаке МГУ, и я пишу работы вообще по другой теме. То есть это Средневековье – это как бы моё хобби, в котором я, можно сказать, отдыхаю от основной своей деятельности.

Впоследствии, уже когда канал начал развиваться, я начал думать над контентом, над выделением каких-то особых рубрик, и сейчас на данный момент у меня есть несколько таких рубрик, в рамках которых я делаю посты. Это такие лонгриды, условно говоря, то есть это текстовый формат, иллюстрации, это в основном про искусство, то есть архитектура, фрески, мозаики, книжная миниатюра. Также особое место занимает музыка, которая очень мне близка, средневековая музыка. С этого, в принципе, канал и начинался, потому что интерес к средневековой музыке у меня был очень сильный на тот момент. Также, если в какой-то день произошло какое-то событие в истории, я делаю посвящённый этому отдельный пост, то есть в такой-то день в такой-то год произошло такое-то событие. И вот сейчас я думаю как раз, что пришло время, наверное, немножко расширить свой арсенал рубрик и как-то уже развивать дальше.

Главный редактор National Geographic Андрей Паламарчук вручает диплом победителя Тимуру Шаипову

М. Родин: На всякий случай – я не произнёс название – Medieval Legacy называется ваш канал.

Т. Шаипов: Да, «Средневековое наследие».

М. Родин: Чтобы люди могли посмотреть. Но в любом случае всё у нас на сайте можно найти.

Для меня что интересно, что я хотел с вами обсудить как с победителями этого конкурса. Основной, я бы сказал, пафос нашего журнала proshloe.com состоит в том, что никто, у нас в стране во всяком случае, не рассказывает про историческую науку в популярном ключе. В том смысле, что у нас есть для обывателя, что называется, какая-то пресса, которая рассказывает про историю, но это скорее какие байки, сплетни, как я люблю говорить, кто с кем переспал, кто кого убил. А вот собственно про науку, что там делается, что нового мы узнаём, как мы это узнаём, никто не рассказывает. И собственно наш конкурс был призван подтянуть к этой деятельности студентов ещё, чтобы в тот момент, когда вы ещё учитесь, вы начинали учиться разговаривать с аудиторией на одном языке, рассказывать то, что ей интересно, и то, как она это поймёт.

Мне очень важна обратная связь. Можете рассказать, как это восприняли студенты? Знают ли они про этот конкурс? И считают ли они наши цели своими целями в том числе?

Е. Бузурнюк: Это очень интересный вопрос. Если говорить о том, как я узнала о конкурсе, то мне случайно выскочил пост. Я не знаю, это была реклама или это была предложка «ВКонтакте» просто он выскочил. То есть я не знала про проведение конкурса, и, признаюсь честно, про журнал я тоже впервые услышала. Но когда я увидела анонс, подумала, что это очень круто и интересно.

Я на самом деле имею определённый опыт в создании видеоконтента, я веду личный блог, который не связан с популяризацией науки. Поэтому когда я увидела, что я могу сделать видео, рассказывая о той теме… То есть я недавно защитила бакалаврскую работу, у меня ещё все впечатления свежи и есть о чём рассказать. Я подумала, что этот конкурс идеально создан для меня. То есть это площадка, которая позволит мне рассказать о том, о чём я могу рассказать по результатам моего исследования. И на самом деле чем больше я думала о том, как делать видео, чем больше я общалась со своими коллегами с истфака МГУ… Потому что я бакалавриат заканчивала на историческом факультете МГУ, и я даже так скажу, что в номинации «Видео» нас было трое с этого курса.

Видео Валерия Иванова – однокурсника Екатерины
Видео Полины Ивановой – однокурсницы Екатерины

М. Родин: Я, простите, вас прерву, просто предупрежу сразу какие-нибудь возможные инсинуации. Почему-то у нас в шорт-листе очень много эмгэушников. И это забавно именно потому, что ни я, ни мои коллеги, которые отбирали шорт-лист, мы принципиально не смотрели на города, откуда присылали (кстати, у нас иногородних тоже очень много и прислали работы, и попали в шорт-лист), и тем более не смотрели на вузы, чтобы не ангажироваться каким-то образом. Но тем не менее, что называется, пролезло эмгэушников много. Это всё-таки, наверное, говорит о том, что качество образования достаточно высокое. И, самое главное, ещё и умение рассказывать о своей работе. Так, я вас прервал. Идём дальше.

Е. Бузурнюк: Да, это правда. И так получилось, что я соревновалась в шорт-листе номинации «Видео» со своими двумя однокурсниками. И более того, Валера Иванов, который отставал совсем немножко, как мы знаем из трансляции, из объявления победителей, отставал от меня совсем…

М. Родин: Он сделал работу про историю хеттов.

Е. Бузурнюк: Да. Мы с ним закончили одну кафедру. То есть это тот человек, к которому я пришла: «Валера, ты знаешь про этот конкурс? Ты будешь участвовать?» Он такой: «Да, я слышал, но я пока не придумал что». То есть моя работа и работа Валеры во многом родились, потому что мы между собой это обсуждали. Но факультет, по-моему, вообще не знал ничего про это, мы обменивались информацией между собой. И в процессе подготовки работы, обсуждения – слава богу, у меня был коллега, с которым я могла всё это обсудить – я пришла к просто феноменальным выводам, которые касаются именно популяризации науки, того, насколько это важно. То есть феноменальны они для меня, потому что до этого я скорее мало об этом задумывалась. Я всегда выступала как, ну не знаю, потребитель.

Я не могу сказать, что я очень активно слежу вообще за научно-популярной деятельностью. Меня интересуют в первую очередь исторические книги научно-популярного характера. Я слежу, что выходит у нас на русском языке, переводное или отечественных авторов. И я всегда смотрю соотношение между наукой и популярным стилем. Потому что я до сих пор ищу для себя вот эту идеальную середину. Наверное, её не существует, может быть, всегда идёт перекос либо в одну сторону, либо в другую. Но вот я сейчас на том этапе, когда я исследую.

И размышления в контексте конкурса меня заставили задуматься вообще о значении, почему нужно рассказывать об истории, почему нужно рассказывать о науке. Я для себя определённо поняла за время проведения конкурса, что это важно, что это нужно. И в первую очередь потому что как выпускник истфака я столкнулась с ситуацией, когда люди, даже родственники начинают рассказывать о всяких псевдонаучных теориях, лженаучных теориях. И мне нужен инструментарий, чтобы говорить: «Вообще-то это всё неправда, и давайте мы не будем верить во всякие придумки, вот есть наука». Существует представление о том, что вот академики сидят у себя в Академии наук и всё скрывают.

М. Родин: Да.

Е. Бузурнюк: То есть у них там есть какое-то тайное знание, они нам его не рассказывают, мы сейчас вам расскажем, там, про инопланетян, про многотысячелетнюю историю славян и что угодно. Мне кажется, важно, чтобы люди понимали, что труд историка нужен, что он важен и что он ценен, что мы не просто сидим в своей башне в Академии наук, но мы делаем очень важную работу. И мне хочется, чтобы люди понимали, как это происходит. В этом плане те выводы, к которым я пришла, и какие цели были заявлены у организаторов конкурса – они совпадают просто на 1000 %. И я очень рада, что мне довелось поучаствовать.

М. Родин: Мне очень радостно ещё, что, видимо, эти наши цели своими же восприняли студенты из разных городов, потому что у нас пришли заявки, я говорил уже, из 35 городов страны, от Выборга до Хабаровска и от Сургута до Краснодара. То есть у нас была большая география и очень много хороших работ. Другое дело, что и высокая конкуренция была. Тимур, как вы считаете, что там в студенческом сообществе происходит? Будем мы поднимать популяризацию именно исторической науки?

Т. Шаипов: Я думаю, что студенты довольно хорошо воспримут вообще этот посыл этого конкурса. Но, как я считаю, вообще таких конкурсов должно быть больше. Потому что часто студенты порой даже не знают, куда им податься. Если даже у них есть какие-то работы или какие-то светлые мысли, они не знают, к кому обратиться или что вообще им делать, именно в плане такой вот медийности, то есть донесения до широкой аудитории каких-то результатов своих исследований. То есть они могут обратиться к своим преподавателям, к своим научным руководителям, но, опять же, это всё будет внутри вот этого академического сообщества, и, как уже было сказано, часто за пределы этого сообщества никуда это не просачивается. Поэтому, да, таких конкурсов должно быть больше. И, естественно, это должно преследовать именно цель донесения до широкой аудитории информации не упрощённой.

М. Родин: Вы уже теперь, можно сказать, опытные люди, попробовали себя в этом жанре. Ваше мнение, что должны изменить историки, учёные в подаче информации, для того чтобы, во-первых, людям это было интересно и они хотели это читать, а во-вторых, чтобы как можно шире доносить современную научную картину мира?

Победители «Битвы истфаков» и члены Жюри.

Е. Бузурнюк: В первую очередь историки должны использовать современный инструментарий. Я чувствую, что для моего поколения уже не является чем-то из области фантастики необходимость рассказывать в социальных сетях о том, что они делают. То есть моё поколение уже одно из первых, которое родилось и росло с планшетами, условно говоря, с компьютерами в руках, и мы понимаем, как работают социальные сети. Мы уже на интуитивном уровне чувствуем иногда, что нужно аудитории. Мне кажется, с этими знаниями нужно их максимально использовать. Может быть, это немножко сложнее для наших старших современников, для наших наставников, у которых ещё нет такого опыта взаимодействия с медиасредой, но у нас этот опыт уже есть, и я чувствую, что моё поколение хочет рассказывать об истории и о том, что мы делаем. И, да, на мой взгляд, нужно просто пользоваться теми возможностями, которые у нас есть.

И, что ещё интересно, мне кажется, стоит обратить внимание на то, что появляются модные вещи, связанные с историей. Как, например, невероятный просто бум Средневековья в общественной среде. Это и «Страдающее Средневековье», которое…

М. Родин: Со всеми своими многочисленными уже теперь сайт-проектами.

Е. Бузурнюк: Да, да. Вопрос, правда, в какой мере это именно популяризация науки. Но факт в том, что появляется что-то, что модно. То есть сейчас интересоваться историей Средневековья – это модно. И мне кажется, что создавать имидж исторической науки как чего-то такого классного, медийного, модного и привлекать аудиторию – это, в принципе, в наших силах, и мы можем это делать.

М. Родин: Тимур, вы что думаете по этому поводу?

Т. Шаипов: Я, пожалуй, соглашусь с тем, что нужно использовать современный инструментарий: больше социальных сетей, больше видеоконтента, больше таких вот и Telegram-каналов, естественно. Но также я считаю, что нельзя забывать и о каких-то традиционных методах донесения информации, то есть те же лекции, публичные выступления. То есть не только для молодёжи, но и для более старшего поколения, потому что историей можно интересоваться в любом возрасте, это такая наука, довольно интересная для всех. И та самая пресловутая теория поколений, которая сейчас тоже очень модная, её тоже нужно учитывать и выстраивать как раз стратегию популяризации науки исходя из поколенческих различий.

М. Родин: Вот смотрите, мы, например, у себя в редакции Proshloe очень часто спорим о возможных методах, что ли, донесения информации, что можно, а что нельзя. Например, очень модно сейчас пользоваться какими-нибудь мемасиками, шуточками, комиксами. Вот вы как считаете, не скатимся ли мы, грубо говоря, до того, что мы будем давать какие-то яркие образы и они будут настолько лёгкими и бессмысленными, что в итоге мы ничего не дадим человеку именно информативно и не расскажем как раз про историю как про науку и про важные события?

Е. Бузурнюк: На мой взгляд, это просто разные уровни. Сначала (ну, или не сначала) мы формируем яркий образ, то есть появляется интерес. Вот человек посмотрел десяток мемов про Страдающее Средневековье, ему стало интересно: а что, там реально всё было так?

М. Родин: А такое бывает, кстати? Это работает? Потому что я, например, общался с Коняевым, который занимался тем же самым «Образовачем», он мне говорил, что у них там есть проблема. Вот это сообщество «Образовач», где есть нормальная новость, а к ней рисуют какой-нибудь мемасик. Огромное количество подписчиков, огромное количество лайков и репостов, но дальше мемасика никто не уходит. Вы думаете, это работает?

Е. Бузурнюк: Ну это сложный вопрос, тут надо проводить какое-то исследование и опрашивать. Но, на мой взгляд, лучше, чтобы хотя бы какое-то представление о том, что Средневековье есть, было, нежели чем его не было бы вообще. Не все люди в принципе пойдут читать какой-то лонгрид или смотреть видеолекцию от историка. Но если они по крайней мере посмотрят на какой-то мем, кто знает, может быть, через год – через два у него появится интерес и к более серьёзным материалам. То есть мне кажется, что чем больше пусть и развлекательного исторического контента, тем больше интереса будет. А это в итоге на руку всем.

М. Родин: Но главное, чтобы потом этот контент вёл уже к нормальным знаниям, а не всяким лжеисторикам.

Т. Шаипов: Согласен.

Е. Бузурнюк: Это правда.

М. Родин: А можно ли популяризировать мемами работу историков, как вы думаете? Вот именно методы исторического анализа, чтобы показать, насколько серьёзны эти знания и они имеют право на уважение, авторитет.

Е. Бузурнюк: Тут нужно, чтобы соединялись и навыки рассказчика, и навыки художника, если рисовать комиксы. То есть если найдётся человек, который возьмётся делать это качественно и интересно, то всё возможно.

Т. Шаипов: Мне кажется, даже несколько человек могут объединиться: один будет какой-то именно материал давать исторический, другой именно делать какой-то визуальный, чтобы привлечь внимание.

М. Родин: Хорошо. Спасибо вам большое. В гостях у нас сегодня были Тимур Шаипов и Екатерина Бузурнюк, победители всероссийского конкурса «Битва истфаков».


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности