16.06.2019      1873      0
 

Сгорел сарай – гори и хата!


Встретились однажды археолог, антрополог и почвенный миколог…

Как будто они только этого и ждали… Когда Павел «Сапог» Сапожников и Дмитрий «Дед» Саломатин из агентства «Ратоборцы» предложили коллегам-учёным предать огню деревянный сруб, те с азартом бросились обсуждать будущее сожжение в специальной беседе во «ВКонтакте». Там встретились специалисты по археологии, реставрации, антропологии, палеопочвоведению, радиоуглеродному датированию, микологии…

Почему же все эти учёные мужи и дамы с таким энтузиазмом откликнулись на идею реконструкторов? Вероятно, они всегда были не прочь сжечь что-нибудь крупное во имя науки, но никогда не имели такой возможности. Теперь, благодаря Сапогу и Деду, ситуация изменилась. Несколькими кликами реконструкторы создали настоящий научный коллектив, объединив специалистов из разных областей общим делом. Оказывается, социальные сети нужны не только для бесконечных переписок и распространения мемов – «взрослым» учёным удобно общаться в них на «взрослые» темы.

Объект всеобщих огненных чаяний находится на подмосковном поле неподалёку от Сергиева Посада. Сосновый сруб высотой в 11 венцов, срубленный зимой 2014/2015 для проекта «Семеро в прошлом», повторяет конструкцию, найденную археологами в Великом Новгороде в слоях XI века. Научный сотрудник Института археологии РАН Наталья Николаевна Фараджева определила находку как лодочный сарай. Фараджева консультировала Деда и Сапога при создании реконструкции. Получившаяся постройка может быть универсальным хранилищем почти любых древнерусских предметов – от лодок до пил и топоров. Многим людям, лично видевшим сруб, не даёт покоя его небольшая дверь, в которую, кажется, сложно протащить лодку. Но реконструкторов просто так не смутишь: размер двери рассчитан на небольшие лодки-однодеревки, использовавшиеся в Древней Руси, объясняют они.

Из-за того, что старт проекта «Семеро в прошлом» был отложен, сруб успел поучаствовать в нескольких фестивалях в разных городах России, в том числе и в столичных «Временах и эпохах». В 2017 при транспортировке переломилось бревно под дверным проёмом, и сарай решили отложить до лучших времён. Казалось, что конструкция, переставшая удовлетворять эстетическим требованиям Сапога и компании, со временем бесславно сгниёт. Однако реконструкторы, чью любовь к экспериментам мы уже описывали, уготовили ей огненную кончину и большое научное будущее.

Так для чего же сжигать этот сруб и не выдают ли реконструкторы своё развлечение за научный эксперимент? Нет, не выдают. Например, археолог может многие годы исследовать следы пожаров в слоях и прекрасно в них разбираться. Однако он никогда не сможет увидеть, как формируется тот слой, который он исследует. В похожем положении и ученые-естественники. Они могут исследовать результат горения, но не сам пожар. Естественно, о многих процессах можно судить впоследствии: археологи, не будучи свидетелями формирования слоя, моделируют его развитие, опираясь на известные факты и закономерности. Тем интереснее проверить теоретические выкладки с помощью экспериментального пожара. Но как правильно подготовиться к сожжению, и какие конкретно данные ожидают получить учёные? Мы передаём им слово и приглашаем вас в закулисье огненного эксперимента.

Действующие лица: 

Павел «Сапог» Сапожников, Дмитрий «Дед» Саломатин, Реджина Кравцова (Агентство исторических проектов «Ратоборцы») 
Серафим Шуляев (Институт археологии РАН, отдел археологии Московской Руси) 
Наталья Свиркина (Институт археологии РАН, лаборатория контекстуальной антропологии) 
Михаил Петров (Новгородский государственный объединённый музей-заповедник) 
Сергей Каинов (Государственный исторический музей, отдел археологии) 
Александр Фетисов (Государственный музей Востока, отдел археологической реставрации) 
Мария Бронникова (Институт географии РАН, отдел географии и эволюции почв)
Анна Иванова (Факультет почвоведения МГУ) 
Михаил Родин (журнал Proshloe)

Что нам стоит дом построить?

Итак, главный герой нашего эксперимента с 2017 лежал в Хотьково, разобранный по брёвнышку. Для начала его необходимо было выстроить заново. Казалось бы, в этом нет ничего сложного – несколько профессионалов справятся с такой задачей за пару дней. Трудности возникли из-за того, что сруб надо не просто собрать, но сделать это так, чтобы соблюсти многочисленные условия научного эксперимента.

Во-первых, для исследования формирования археологического слоя после пожара нужно точно представлять, на какую почву будет установлена конструкция. Есть ли на поле следы человеческой деятельности, или мы имеем дело с неосвоенным пространством, то есть с археологическим материком?

В конце апреля сотрудник Института археологии РАН Серафим Шуляев провёл разведку, съездив на место будущего сожжения. Выводы, к которым он пришёл, исследовав почву, оказались неутешительными: выяснилось, что поле всё-таки пахали.

Наличие щебня и стекла в слое, который должен моделировать древнерусский, неприемлемо. Такие вкрапления могут сильно исказить результаты эксперимента. На поиски чистого материка были брошены лучшие силы – 1 июня команда во главе с Серафимом Шуляевым разбила часть поля (18х12 м) на квадраты, установила реперную точку и провела шурфовку (шурф – в археологии небольшой прямоугольный раскоп размером от 1×1 до 4×5 м). Напряжённая работа дала результат – запашка оказалась не сплошной, и участок без следов обработки был найден. Уже на следующий день команда Сапога и Деда начала установку сруба.

По условиям эксперимента принято считать, что сожжение проходит на недавно заселённой людьми территории, на которой ещё не образовался значительный культурный слой. Такие условия свойственны некоторым исследованным археологическим сельским памятникам эпохи раннего Средневековья.

Что положить в сруб?

По мнению участников, важная задача эксперимента – выяснить, как поведут себя предметы, находящиеся во время пожара внутри сруба. Как на них воздействует температура? Что произойдёт после обрушения крыши? Можно ли сравнить повреждения подлинных археологических находок и тех, что положат реконструкторы?

Итак, в первую очередь нужно определиться с наполнением сруба. Изначально реконструкторы планировали использовать копии находок из настоящего новгородского сарая XI века. Однако от этой идеи быстро отказались в пользу максимально широкого ассортимента предметов – вряд ли ещё кто-то в ближайшие годы сможет устроить такой масштабный пожар, а данные научному сообществу нужны.  

Специалист по вооружению и военной культуре Древней Руси Сергей Каинов обозначил общий перечень интересующих его материалов.

Данные о горении дерева предоставят сами стены сруба, из металлических изделий могут быть использованы украшения и мелкие бытовые предметы (пуговицы, застёжки, скобы, гвозди и т. д.). Нельзя забывать и о керамике, самом массовом археологическом материале.

В обсуждении возможного наполнения сруба участвуют не только археологи, но и специалисты-естественники. Например, палеопочвовед Мария Бронникова настаивает на использовании разнообразных органических материалов.

Для максимальной аутентичности в сруб даже предлагали посадить живую курицу, но, пожалев бедную птицу, решили ограничиться мёртвой тушкой. Кроме тех вещей, которые будут находиться внутри, специалисты предложили добавить некоторое количество материала снаружи, рядом со стенами дома. Это и сено, и солома, и пресловутый навоз, от которого в Древней Руси никуда не денешься.

В процессе обсуждения выяснилось, что предметы, которые реконструкторы разместят в срубе, должны некоторое время (до месяца) «полежать» перед сожжением. Это необходимо для того, чтобы предметы как бы «вросли в среду», что особенно важно для исследований почвенного миколога Анны Ивановой.

Fire! 

Рассказав о том, как был установлен сруб и что в него предполагается положить, мы неизбежно переходим к самому интересному – к сожжению. Как и все остальные части эксперимента, этот процесс должен быть тщательно подготовлен и продуман. Более того, у участницы эксперимента Натальи Свиркиной уже есть недавний огненный опыт. В интересах своих исследований она провела эксперимент по сожжению свиной туши.

Практически сразу у участников возник вопрос, который до сих пор не решён окончательно: как сделать поджог сруба максимально приближённым к историческим реалиям. Идеально было бы воспроизвести случайный бытовой поджог при использовании печи внутри сруба (реконструкторы планируют выложить печку-каменку). Такой способ позволит дополнить наблюдения Сапога, который во время своего предыдущего погружения в раннее Средневековье экспериментально проверял в доме горючесть различных материалов, использовавшихся в хозяйстве.

Сам Сапог предложил более экстравагантный вариант. Его давно занимает проблема эффективности горящих стрел: что в рассказах о них правда, а что вымысел? Как должна быть устроена стрела, чтобы не потухнуть в полёте? Почему бы не проверить легенду о горящих стрелах при поджоге сруба? Пост на эту тему, выложенный в группе «Семеро в прошлом», вызвал бурную реакцию, но большой ясности не внёс.

Со способом поджога пока не решили, а что насчёт горения? Как измерить температуру, если к срубу даже близко не подойдёшь? Сапог обсуждал этот вопрос с археологами Михаилом Перовым, Сергеем Каиновым и историческим журналистом Михаилом Родиным.

Позднее к поискам специальной техники для фиксации результатов сожжения подключилась и Наталья Свиркина.

Обсуждая детали пожара, участники задумались ещё и о том, нужно ли тушить зажжённое здание. На первый взгляд это кажется странным. Зачем тушить то, что только что с таким трудом подожгли исторически аутентичным способом? Однако попробуем представить себя хозяином загоревшегося средневекового дома. Что вы будете делать, обнаружив пожар? Скорее всего, сначала выведете своих близких в безопасное место, а потом постараетесь спасти хотя бы что-то из горящего имущества. Участники эксперимента пока не пришли к единому мнению по этому вопросу, что и показывает дискуссия, возникшая между Александром Фетисовым и Серафимом Шуляевым.

Что дальше?

Пока все мысли Сапога и Деда заняты подготовкой сожжения, представители научной общественности уже обсуждают, как лучше всего исследовать результаты сожжения после того, как угли на пепелище остынут. Скорее всего, первые исследования будут проведены уже на следующий день. В первую очередь речь идёт о тщательных измерениях и фотофиксации. Специалистам-естественникам особенно интересна температура почвы под сгоревшим зданием на различной глубине. Археологи зафиксируют толщину слоя пепла и его расположение на поверхности.

Для дальнейшего изучения, которое требует прежде всего времени, большое значение будет иметь разметка и разбивка на квадраты, уже проведённая археологами перед строительством сруба. Это позволит, во-первых, чётко представлять местонахождение частей постройки на пепелище, а во-вторых, сделает более эффективными повторные раскопки объекта, которые, по самым смелым надеждам археологов, должны растянуться на десятилетие или больше. По мнению Михаила Петрова, квадраты можно объединять в секторы, которые будут раскапываться через фиксированные промежутки времени.

Окончательный перечень исследований пока не утверждён, а до 23 июня – даты, на которую запланировано эпическое сожжение, осталось не так много времени. Успеют ли учёные доработать план эксперимента, а реконструкторы – его реализовать?


Об авторе: Андрей Залунин

Студент магистратуры Исторического факультета МГУ. Интересы - история Византии, история Древней Руси (в особенности Великого Новгорода).

Хотите быть в курсе всего?
Подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку!
Только лучшие материалы и новости журнала

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.