07.04.2022      259      0

Шкатулка Главархива


Смотрим и читаем о предметах известных жителей Москвы

Стеллажи Главархива Москвы, общей протяжённостью 223 км, помимо бесчисленных документов вмещают в себя и множество весьма любопытных вещиц, когда-то наверняка представлявших для своих хозяев большую ценность. Они являются важными свидетельствами нашей истории, а также драгоценными источниками для исследователей повседневности. Из фондов архива можно узнать, сколько калачей заказывал Достоевский, кто носил серёжки-мухи, как выглядел молоток метростроевца и многое другое.

Например, в фонде краеведа и москвоведа Надежды Якушевой хранится табакерка из морской раковины последней четверти XIX века, принадлежавшая деду историка, купцу из Алексина Петру Никитину. Скорее всего это был подарок, так как на отделанной серебром раковине стоит гравировка.

А вот в фонде выдающегося музыканта, альтиста, профессора Московской Консерватории и основателя советской альтовой школы Вадима Борисовского и его жены Александры Де-Лазари можно найти такие интересные вещицы, как серёжки-ежевички, серёжки-мухи и даже жетон сестры милосердия. В XIX веке произошло бурное развитие энтомологии, и ювелиры обратились к образам насекомых. К XX веку популярность такого рода украшений лишь возросла, а тема насекомых, птиц, цветов, ягод стала основной в создании ювелирных украшений в стиле модерн.

Украшения из личного фонда музыканта, созданные из серебра и бисера серьги с изображением мухи и ежевики, принадлежали матери А. Де-Лазари Евгении Де-Лазари – дочери генерала жандармерии, окончившей Гатчинский сиротский институт Императора Николая I.  Ей же принадлежал и жетон сестры милосердия. Когда началась Первая мировая война, Евгения Иосифовна отправилась работать сестрой милосердия в госпиталь, который был обустроен вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной в своём гатчинском дворце.

Из более современных предметов — отбойный молоток с дарственной надписью поэту Евгению Долматовскому от коллектива Метростроя. В студенческие годы литератор участвовал в строительстве метрополитена в Москве, и в 1950-е годы, во время встречи со строителями-метростроевцами, поэт получил вот такой памятный подарок.

Если говорить о документах, то в фондах хранится множество материалов, связанных с именами известных писателей. Так, здесь можно найти записи из гостиницы XIX века о пребывании Достоевского: тогда писатель остановился там на 18 дней. В номер он заказывал свечки, калачи, масло и разок самовар. Работник гостиницы записал, что Достоевский много пил чая и кофе, но иногда в номер заказывал и водку. Тут же в счёте есть и две сигары, которые постоялец заказал на следующий день после прибытия. В сутки жилье обходилось ему в 3 рубля, а итоговый расчёт за заказы в номер составил 94 рубля 25 копеек. А вот гость Николай Некрасов в этой же гостинице прогостил недолго — всего 6 дней. Первое, что он попросил по приезде в номер, были спички. К рациону своему относился в отличии от предыдущих гостей ответственно – угощался супом, водку заказывал с закуской, а завтракал также – калачи с маслом и чай. Номер Некрасова стоил 4 рубля в сутки. При отъезде писатель заплатил 42 рубля 25 копеек, куда входила и стоимость транспортных услуг.

Есть в фондах архива и диплом 1845 года о признании Господина Коллежского советника Николая Гоголя, Почётным членом Императорского Московского университета. В документе перечислили заслуги писателя, литературные труды по части русской словесности, а ещё выразили уверенность в том, что его дальнейшая работа с университетом приведёт к новым научным успехам.

И ещё кое-что интересное: один из самых знаменитых прецедентов в русской литературе по защите авторских прав касался Александра Пушкина. После кончины поэта император Николай I распорядился издать за казённый счёт его сочинения в пользу вдовы и детей. Наследие литератора неоднократно издавалось, авторские права принадлежали его семье, а за все имущество и доходы малолетних детей Пушкина отвечала опека, учреждённая с этой целью. Так как произведения писателя многократно пытались незаконно публиковать, опека в 1841 году обратилась в Московский цензурный комитет, чтобы пресечь такие действия. Это прошение опеки комитет утвердил, и это прошение сохранилось в Главархиве Москвы.


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности