21.10.2020      737      0

Меч-перо


Безопасность превыше всего

«Безопасность превыше всего!» — вот главный принцип современных разработчиков оружия и снаряжения для фехтования. И хотя травмы в поединках не исчезли совсем, риск получить серьёзное ранение невелик. Но так было не всегда. Долгое время не существовало даже просто безопасного металлического оружия. Впервые специальный стальной меч для тренировок появился в позднем Средневековье, он назывался «федершверт» или меч-перо.  Историк и практик средневекового фехтования Вадим Сеничев рассказывает историю этого оружия. 

Что означает его странное название? Как появлению меча-пера помогли немецкие бюргеры? И сколько примерно федершвертов продаётся за год в современном мире? 

Меч — уникальный продукт эволюции человеческого общества, инструмент, созданный как орудие уничтожения себе подобных. Древнейшие из известных мечей относятся к эпохе энеолита. Уже в бронзовом веке они распространились по всей Ойкумене вместе со связанными с ними мифологией и традицией: от добычи руды до ритуала погребения вместе с хозяином.

Вместе с мечом появляется и искусство обращения с ним. Именно об особом инструменте тренировки воина, развившимся в XV веке, будет повествовать эта статья. Но сначала, погрузимся в логику воинской подготовки прошлых эпох. Простейшим способом научиться азам владения любым оружием издревле служила охота. Неслучайно еще греческий историк и военный деятель Ксенофонт (430—354 гг. до н.э), посвятил ей отдельное сочинение «Κυνηγετικός» («Охота с гончими псами»). В охоте он видел полезное средство подготовки к войне: приёмы борьбы со зверем можно столь же успешно использовать и против себе подобного. Не зря Ксенофонт напрямую говорит, что бой с кабаном подобен поединку с человеком[i]

Длительные марши и общефизические упражнений были основополагающими элементами боевой подготовки в античности, тогда же широко распространилось и специальное обучение воинским приемам и технике нанесения ударов. В трактате  Вегеция конца IV — начала V в. н.э., например, подробно описывается использование тяжелого деревянного меча и чучела в ходе тренировок.[ii] Простейшие рекомендации по отработке ударов на деревянном столбе ростом с человека остаются актуальны и в XIV, и в XV и XVI веках. Этому способу тренировки посвящена целая поэма XV века, описывающая подготовку молодого рыцаря[iii].

Упражнения со столбом, из манускрипта нач. XIV в.
Упражнения со столбом согласно Вегецию, нач. XVII век из трактата Иоганна Якоби фон Вальхаузена «Римское военное искусство», 1616 г., Франкфурт-на-Майне

Со временем рождается идея меча, подходящего для безопасного фехтования и тренировок. Во времена расцвета рыцарских турниров появляется так называемое «оружие мира»[iv]. Вместо стальных мечей участникам соревнований было разрешено иметь при себе мечи из китового уса, а также специальные турнирные копья с наконечниками-коронелями, которые смягчали удар и помогали избежать опасных ран. Датировка этого события кажется достаточно ясной и относится к середине XIII века: в описании «круглого стола», разновидности турнира, прошедшей в 1252 году в аббатстве Велленден упоминается, что копье, ранившее рыцаря Арнольда де Монтинея, должно было быть затуплено, чего не было сделано[v].

Также ко второй половине XIII века относится документ, именуемый Statuta de Armis или Statutum Armorum in Torniamentis[vi], иначе говоря, статут о турнирном вооружении: в нем говорится о запрете ношения боевого оружия на турнирном поле, а единственное, что должен иметь при себе рыцарь — это меч без острия (espee saunz poynte)[vii]. К тому же времени относится описание заказанных для турнира элементов снаряжения, среди которых можно встретить «меч из китового уса»[viii]. Вероятно, это проливает свет на первые попытки создания и введения в массовую практику безопасного турнирного вооружения. В целом за следующий, XIV век, идея «турниров мира» и поединков на тупом оружии обретёт достаточную популярность среди рыцарского сословия.

О безопасном и удобном тренировочном оружии говорит в своём сочинении и португальский король Дуартэ I Красноречивый[ix].  В нем он рекомендует тренироваться на копьях, топорах и мечах, сделанных из дерева. Это и подобные ему свидетельства показывают, что на протяжении истории люди стремились создать эффективный тренировочный снаряд, имитирующий боевое оружие. Однако вплоть до середины XV века эта задача оставалась решённой не до конца.

В XV веке в городах Священной Римской империи, а также в Италии и Бургундии, резко выросла популярность фехтования. Это совпало с необыкновенным подъёмом немецкой металлургии. Порой дело доходило до настоящих курьёзов.

Показательно свидетельство гуманиста Эния Сильвия Пикколомини (будущего папы Пия II). Во время путешествия через Германию в 1444 году он отметил, что немецкие бюргеры обязаны иметь дома целые арсеналы вооружения и постоянно упражняться с ним, а в случае, если дома не найдется установленного городскими законами снаряжения, человека и вовсе принуждают к его покупке[x].

Именно в такой среде появился первый настоящий тренировочный меч, который полностью повторял свойства меча боевого, но оставался при этом сравнительно безопасным. 

В среде свободных горожан привычка носить меч с собой отныне считается привилегией свободного человека. Растёт и число судебных поединков, что отражено во многих локальных законодательных актах Священной Римской Империи.  Поэтому не случайно, что в немецких землях возникает запрос на обучение фехтованию.

Повсеместное использование безопасного оружия было связано в первую очередь с деятельностью фехтовальных школ и братств.  Самым широко распространённым оружием для тренировки стал фехтовальный меч-перо.

Свидетельства источников

Специальный меч для фехтования в историографии часто так и называют — Fechtfeder («боевое перо») или Federschwert («меч-перо»). Хотя оба эти названия являются скорее историографическим конструктом, чем точными историческими терминами. 

Оружиеведы XIX века предположительно выводили такое название из ключевого свойства этого меча — его особой гибкости и упругости. Хотя, вероятнее всего, он получил свое имя в честь гильдии «фехтовальщиков пера» (Freifechter von der Feder zum Greifenfels). Она была основана в 1570 году в Праге и в 1607 году получила от Рудольфа II право преподавать фехтование и в других городах империи. По большей части членами гильдии были студенты Пражского университета. 

Сохранился любопытный документ 1608 года, который содержит напоминание фехтовальщикам об экзамене в день святого Вита (15 июня). Там же говорится, что члены ещё одной гильдии — св. Марка призывают помнить о взаимном уважении и следовании духу коллегиальности между членами гильдии[xi].

Обе гильдии сосуществовали в пределах Священной Римской Империи и порой соперничали за право преподавать и аттестовать мастеров фехтования.  Вероятно, понятие «меч-перо» является своего рода шуткой, придуманной именно этим вторым фехтовальным братством. В отличие от «фехтовальщиков пера» основную его часть составляли ремесленники. Вполне естественно, что они редко могли удержаться от насмешек над студентами, которые, по их мнению, уверенно орудовали разве что пером и чернильницей. 

Противоречия и открытая враждебность между школами зафиксированы в дошедших до нас хулительных стихах, полных взаимных оскорблений, издёвок, высмеивания пороков и ироничных выпадов в сторону конкурентов. Именно из таких аллегорических шуток за фехтовальным мечом могло закрепиться название фехтфедера, то есть, «боевого пера».

Напоминание членам гильдии Федерфехтеров об экзамене, 1608 г.

С исторической точки зрения в его отношении правильнее использовать термин fechtschwert, обозначающий попросту меч для фехтования, или же paratschwert (от лат. parare — «готовиться»), буквально «меч для подготовки». Эти слова такжевстречаются в источниках начиная с конца XV века, зачастую в описаниях спортивных или тренировочных поединков.

Итак, разобравшись с названием, перейдём к сути

Самые ранние изображения подобного меча встречаются на страницах Гданьского кодекса[xii], записанного в 1452 году. Манускрипт содержит 114 рукописных листов, на которых описаны боевые приемы с использованием разнообразного оружия, характерного для немецкой традиции XV века.

 В манускрипте помещены три иллюстрации — две из них демонстрируют 4 базовые позиции с длинным мечом. В руках фехтовальщиков мы видим мечи с массивным основанием и достаточно узким клинком. Наиболее интересна третья иллюстрация, она предположительно изображает Иоганна Лихтенауера, легендарного основателя германской фехтовальной традиции, который оставил своим ученикам поэму с зашифрованными в ней секретами фехтовального искусства. Именно на его портрете помещено и изображение оружия, которое соответствует описаниям меча-пера.

Германские фехтовальные трактаты второй половины XV века демонстрируют меч, очень похожий на изображённый в Гданьском кодексе, но не укладывающийся в традиционную типологию Оакшотта. Его клинок обладает ощутимо большим основанием — рикассо (или по-немецки, fehlschärfe), а пята клинка, не имеет признаков ребер, дола или острия.

Вернемся к мечу, изображённому в руке мастера Иоганна в Гданьском кодексе. Его навершие имеет ярко выраженную грушевидную форму, как и у большинства таких мечей, дошедших до нас «в теле». На рукояти — выраженное рифление, присутствующее также на аналогичных паратшвертах, например на двух мечах из музея Метрополитан в Нью-Йорке. Перекрестье прорисовано очень простым, что с одной стороны, может показаться прощением, но с другой — не противоречит перекрестьям, встречающимся на длинных мечах своей эпохи. Более того, простые, без изгибов и дополнительных дужек перекрестья будут оставаться отличительной особенностью тренировочного оружия даже в XVII веке.[xiii].

В изобразительных источниках конца XV и начала XVI веков видна еще одна особенность этого фехтшверта — прямой клинок, сначала равномерно сужающийся, а  во второй половине XVI века — расширяющийся к концу. На страницах Золотурнского фехтбуха[xiv]можно увидеть сужающиеся клинки федерного типа. Похожий меч встречается в манускрипте Паулюса Каля и в более поздних трактатах середины XVI века, например, в трудах Пауля Гектора Майра[xv]и Иоахима Мейера.

Справедливо будет сказать, что со временем фехтшверт стал неотъемлемой частью визуального кода, связанного с фехтовальными гильдиями вообще. Он встречается в изображениях процессий, гильдий и отдельных мастеров фехтования.

Герб фехтовальной гильдии

 Появившись в середине XV века, длинный тренировочный меч дожил до века XVIII, оставался символом фехтовальных гильдий и появлялся на портретах «королей» фехтовальных залов.[xvi]

«Король» фехтовального зала с федершвертом

Нашел он свое отражение и в культуре юмора – на карикатурных изображениях членов фехтовальных гильдий нередко появлялся гибкий, если не сказать «увядший», меч.

Посвящение в члены фехтовальной гильдии, карикатура, мастер Elias Baeck, 1720 г.

Устройство меча

Стоит сказать несколько слов о техническом устройстве длинного меча. Принципиальным отличием такого рода тренировочных мечей от боевых является отсутствие лезвий. Это делает меч безопаснее для обучения фехтованию и придаёт ему характерный узкий силуэт.

Производства меча было кропотливым и трудоёмким процессом. И изъятие из клинка столь важного элемента как лезвие было неожиданным шагом, нарушавшим привычную технологию создания оружия. Вплоть до нового времени клинки мечей производились из нескольких материалов, обладающих различными свойствами. На лезвия шла самая высококачественная твёрдая сталь. Сердцевина же меча часто ковалась из нескольких более мягких сортов, нередко почти чистого железа. Это компенсировало жёсткость лезвий и предотвращало поломку меча, делало его упругим и устойчивым к вибрационным нагрузкам[xvii]. Удешевлялось и его производство.

 Например, римские гладиусы имели стальные вставки лишь на острие. Остальной меч был изготовлен из железа с минимальным содержанием углерода, т.е. был заметно менее твёрд. А в эпоху Великого переселения народов, сердечник меча стали делать из перекрученных прутов разных сортов железа и стали.

С появлением водяного молота и более сложных печей для выплавки[xviii], металлургия отходит от многосоставной сердцевины меча. Хотя принцип «жёсткое лезвие — мягкий сердечник», сохраняется. Но теперь разница в жёсткости достигается за счет сложной многосоставной закалки[xix]. Процесс этот, однако, вошёл в широкое употребление только в XV веке.

Появилась возможность изготавливать мечи больших размеров, гораздо точнее контролируя их качество.  При этом само производство стало доступнее, что открывало дорогу экспериментам в области стального тренировочного оружия[xx].

Устройство клинка в разрезе: голубым обозначена сталь с высоким содержанием углерода, которая образует лезвия, фиолетовым — мягкий железный сердечник с низким содержанием углерода, сверху и снизу закрытый тонким слоем более углеродистой стали. Такая конструкция позволяет обеспечить баланс между жёсткостью, необходимой режущей кромке, и упругостью, нужной для компенсации нагрузок на оружие
Белый цвет обозначает низкоуглеродистые стали или чистое железо, вкрапления — элементы, содержащие большую концентрацию углерода. Они традиционно формируют лезвия, мечей. На протяжении всех средних веков встречаются разные типы сочетаний сортов стали и железа

Сама идея лишить тренировочный меч лезвия встречается ещё в начале XV века в трактате Фиоре делли Либери «Flos Duellatorum».  В нем он предлагает своему патрону, маркизу д’Эсте, разработанную им для боя в доспехах модель меча и описывает его так:

Это меч является и мечом, и топором. У него нет лезвий, за исключением острия шириной в ладонь, но острие лезвия на нём должно быть хорошо заточено на длину ладони[xxi].

Меч Фиоре

Важно отметить, что сам меч, даже будучи лишённым лезвий, был закалён, а следовательно, оставался достаточно жёстким и подходил для боя в доспехах. Ведь важную часть доспешного поединка составляли техники боя с удержанием меча за клинок. Нужно учитывать и то, что основным техническим действием боя в доспехах был укол.  Удары наносились перекрестием или навершием меча, а наличие такого крайне дорого элемента, как лезвие по всей длине клинка, просто переставало иметь практический смысл. Развив эту идею дальше и окончательно убрав лезвия и острие, но сохранив сердечник меча и закалив его, мы получаем дешёвый, тупой, но прочный «заменитель». Он то и стал прародителем многих поколений спортивных клинков.

Но как же быть с массой? Ведь лезвия, хотя и были невелики по объему, играли роль и в распределении массы, и в поведении клинка. 

Для компенсации потери массы увеличивали его основание (так называемое рикассо). Это помогало правильно сбалансировать клинок. Вероятно, именно необходимость восполнить недостаток массы, привела к небольшому увеличению длины фехтфедера относительно боевых мечей. В среднем сохранившиеся фехтшверты на 10 см длиннее большинства длинный мечей своего времени, но при этом не отличаются от них по весу.

В остальном этот меч сохраняет базовые характеристики боевого оружия своего времени, постепенно сужаясь от рукояти к острию (от 5 мм. у основания клинка и до почти 1 мм. на острие). Последняя треть клинка была настолько тонкой, что позволяла мечу при уколе сгибаться, упираясь в мишень. Именно это свойство делает меч безопасным для отработки укола.

Материальная культура

Большая удача, что несколько образцов фехтфедеров сохранились, ведь по сути, это были тренировочные расходники, которые уже в XVII веке никого не интересовали в связи с постепенным угасанием фехтовальной культуры.

Размеры дошедших до нас мечей находятся в пределах 125-135 см. В этом они совпадают со многими длинными мечами второй половины XV века, также как и по массе, находящейся в пределах 1,3-1,8 кг. Несколько дошедших образцов выходят за эти рамки и по весу, и по длине. Вполне вероятно, что они имитировали не столько длинный меч, сколько двуручный. Трактаты, посвященные двуручному мечу, известны с начала XVI века, но не имели столь широкого распространения, как сочинения об обычном длинном мече, более универсальном и более традиционном для фехтовальных залов.

Выступление фехтовальной гильдии 

Меч-перо был не только инструментом обучения фехтовальщика, но и специальным турнирным снарядом.

Сохранились турнирные правила, в которых указывается, что оружие может нанести рану, но не убивает, а в случае травмы покалеченному бойцу выплачивается компенсация. Например, в Страссбургских правилах фехтовальной школы,которые действовали с конца XV до конца XVII века, указывается[xxii]:

  1. Мастера цехов и фехтовальных братств, старейшины города и судьи собираются по утру.
  2. Место поединка огораживается барьером и поединок проходит на деревянном помосте, «добро сколоченном».
  3. Бойцы тянут жребий и их сводят в пары  Боец, проигравший бой, покидает турнир.
  4. Поединок длится до первого удара, который судья оценит, как правильно нанесённый.
  5. Оцениваются «наиболее искусные и высокие раныт.е. в случае обоюдного поражения выигрывает более высокое попадание.
  6. Писец фиксирует наиболее высокие нанесённые удары по слову судей.
  7. Выигравшие первый круг снова тянут жребий и сходятся во второй круг.
  8. Награды даются за первое и второе места.
  9. Их выдают старейшины города.
  10. Острое оружие запрещено на месте проведения поединков.
  11. Город предоставляет мечи бойцам и жезлы судьям.
  12. Два мастера фехтования, а также два городских судьи, определяют победителей.
  13. Когда один из четырех судей поднимает свой жезл, бой должен быть остановлен.
  14. Когда кто-либо ранен, бой должен быть остановлен, даже если он хочет продолжать.
  15. Зрителям нельзя вмешиваться в поединок, кидать камни и насмехаться над бойцами.

Существует и альтернативное прочтение правил:

«Только первая пара бойцов выбирается жребием. Проигравший бой выходит с поля, он может продолжить в другом поединке с другим бойцом, если он не ранен. Выигравший остаётся и должен сразиться со следующим желающим претендентом. Турнир завершается, когда тот, кто стоит на ристалище, не имеет более претендентов, с которыми должен сразиться, т.е. все оставшиеся участники ему уже проиграли либо вышли из турнира».

Таким образом, мы видим, что меч для фехтования, сохраняя пропорции, вес и динамику боевого длинного меча, был достаточно безопасен для тренировки и турнирных поединков.  И все же даже отсутствие лезвий и гибкое острие не исключали мелких травм, порезов и рассечений. Однако, подобные ранения воспринимались как знак проявленного мужества и редко представляли реальную угрозу здоровью. 

Такое почтение к порезам и ранам сохранится на многие столетия. Характерен пример мензурных дуэлей в германских студенческих братствах XIX и начала XX веков, в ходе которых главной задачей было не столько победить противника, сколько показать, что ты не боишься выйти на поединок и подвергнуть себя опасности. Шрамы на лицах многих высокопоставленных политиков Германии в конце XIX-XX веках – следы именно этой старой студенческой традиции.

Современная жизнь меча-пера

Совершенство конструкции фехтшверта определило его долгий век. Неудивительно, что устройство этого меча легло в основу позднейших спортивных фехтовальных снарядов: гибких рапир, сабель, кинжалов и штыков. Сегодня они являются неотъемлемой частью признанных спортивных дисциплин.

Волна увлечения боевыми искусствами прошлого, которая поднялась во второй половине XX века, превратила их в профессиональный спорт и вывела на международный уровень. Неудивительно, что в последние десятилетия растёт спрос на реконструкцию исторического тренировочного оружия. Однако долгое время реплики боевых мечей оставались недостаточно безопасными для фехтования без доспехов. Именно поэтому исследователи европейских боевых искусств предложили обратиться к опыту ушедших веков и использовать хранящиеся в музеях тренировочные мечи позднего средневековья и раннего нового времени в качестве рабочих моделей для создания современных мечей. Так, меч-перо обрел новую жизнь в мире исторического фехтования. Убедительней, быть может, окажутся цифры: по данным из открытых источников, ежегодно в мире продается более пяти тысяч фехтовальных мечей — потомков знаменитого федершверта, тысячу из них производит и продает Брянская компания «Кветунь».


[i] Ксенофонт. Охота / Пер.: Г.А. Янчевецкого. Митава, 1880. URL: http://www.simposium.ru/ru/node/888/  (дата обращения: 18.10.2020.)

[ii] Публий Флавий Вегеций Рента (IV век—около 450 г. н.э.), автор трактата «О военном искусстве», описал в подробностях отбор и подготовку римского легионера.

[iii] Wakelin D. The Occasion, Author, and Readers of Knyghthode and Bataile // Medium Aevum. Vol. 73. 2004.

[iv] Clephan R. C. The Tournament: Its Periods and Phases. Methuen, 1919. P. 9; Denholm-Young N. The Tournament in the Thirteenth-Century // Studies in Medieval History Presented to Frederick Maurice Powicke.  University of Wales, 1969. Pp. 260—261. 

[v] Clephan R. Coltman. The tournament; its periods and phases. London: Methuen & co., ltd., 1919. P. 15. 

[vi] Denholm-Young  N. The Tournament in the Thirteenth-Century // Studies in Medieval History Presented to Frederick Maurice Powicke. University of Wales, 1969.  Pр. 260—261. 

[vii] Hewitt J. Ancient Armor and Weapons in Europe. Oxford—London, 1855—1860. P. 366. 

[viii] Copy of a Roll of Purchases made for the Tournament of Windsor Park, in the sixth year of King Edward the first, preserved in the Record Office at the Tower. Communicated by Samuel Hysons, Esq F.R.S. P.P. in a Letter to Nicholas. Carlisle, Esq // Archaeologia, or, Miscellaneous tracts relating to antiquity / Society of Antiquaries of London. Vol. 17. London: The Society, 1814. Pp. 298—301

[ix] Дуарте I Красноречивый, король Португалии в 1433—1438 годах.

[x] Chandler J.H. A brief examination of warfare by medieval urban militiasin Central and Northern Europe // Acta Periodica Duellatorum 1. 2013, P. 112.

[xi] Freifechter von der Feder in Prag Erinnern an Privileg und den Tag ihrer Fechtschule. URL: http://historische-fechtkunst.eu/1608-hauptschul-der-freifechter-von-der-feder-in-prag/ (дата обращения: 18.10.2020.)

[xii] Codex Danzig (Cod.44.A.8). Bibliotheca dell’Academica Nazionale dei Lincei e Corsiniana. 

[xiii] Oakeshott E. The Sword in the AGE of Chivalry. The Boydell Press, Woodbridge, 1997.

[xiv] Codex S.554. Zentralbibliothek Solothurn in Solothurn, Switzerland. 

[xv] Opus Amplissimum de Arte Athletica (MSS Dresd.C.93/C.94). Sächsische Landesbibliothek in Dresden  

[xvi] Королями фехтовальных залов называли признанных мастеров меча cреди членов гильдий, победителей фехтовальных турниров.

[xvii] Williams A. The sword and the crucible: a history of the metallurgy of European swords up to the 16th century. Brill, 2012., Pp. 56—66.

[xviii] Gies F., Gies J. Cathedral, Forge, and Waterwheel: Technology and Invention in the Middle Ages. Harper Perennial, N.-Y. 1998.

[xix] Kucypera, P., Jiří, H. Hypereutectoid steel in early medieval sword production in Europe // Fasciculi Archaeologiae Historicae, 27. Łódź, 2014., Pp. 31—39.

[xx] Williams A. The sword and the crucible: a history of the metallurgy of European swords up to the 16th century. P. 211.

[xxi] Getty MS XV 13, fol. 35r. 

[xxii] 1MR13 182, см. Hatt, J. Une ville au XVème siècle: Strasbourg. 1929. 


Об авторе: Вадим Сеничев

История воинской культуры средневековья, взаимоотношения человека, общества и оружия. Переводит исландские саги и средневековые трактаты по боевым искусствам.

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности