12.08.2022      265      0
 

Парк Горького глазами его директора: как Бетти Глан создала первый советский парк культуры и отдыха


Прошло семь лет. На месте свалки, 
На берегу Москвы-реки, 
Где без конца кружились галки, 
Воздвигли парк большевики. 

Теперь Центральный парк культуры  
На солнце радугой цветет. 
Роскошный вид его фигуры, 
Как песня крепнет и растет…

Парк, о котором идет речь в поэтическом отрывке, конечно же, – московский Центральный парк культуры и отдыха имени Максима Горького. Само стихотворение было опубликовано в газете «Парк культуры и отдыха» 26 августа 1935 года; автор этих строк – Михаил Ро. Культурное пространство, которое было открыто 12 августа 1928 года, к тому времени настолько полюбилось жителям Москвы и гостям столицы, что ему посвящали стихи и часто упоминали в газетах. И сейчас, спустя 94 года, Парк Горького не перестает быть привлекательным и излюбленным местом для отдыха. О первых годах жизни, пожалуй, самого популярного столичного парка рассказывает Главархив Москвы.    

На территории ЦПКиО имени М. Горького. Москва. Середина — конец 1930-х гг. Главархив Москвы 

История первых лет жизни Парка Горького неразрывно связана с деятельностью Бетти Глан, ведь именно под её руководством парк получил мировую известность. Это время считается золотым веком парка. В 1930-х годах Центральный парк культуры и отдыха был совершенно новой формой организации отдыха горожан. Он был не просто облагороженным лесным массивом, здесь появилось множество аттракционов, дом отдыха одного дня, ясли, детский городок, кинотеатры и театры, симфоническая эстрада, «уголок тишины» с аллеей гамаков, столовая, чайные-закусочные и многое другое. В Главархиве хранится личный фонд документов Бетти Глан. Среди них – статьи и воспоминания о работе парка и организации в нем праздничных мероприятий.  

«В конце 1928 года меня неожиданно вызвали к заведующему отделом культуры МК ВКП (б), не предупредив, как это бывало обычно, по какому вопросу. Там оказался и представитель секретариата МК Комсомола. Еще более неожиданной оказалась тема разговора мне предложили пойти на руководящую работу во вновь открытый Центральный парк культуры и отдыха. Было над чем задуматься. Хотя мне дали два дня на размышление, я понимала, что вопрос почти предрешен, потому что мне обстоятельно объяснили, как велика потребность парка в квалифицированных кадрах и какое большое значение придают новому культурному центру московские организации». 

Кафе и парашютная вышка в ЦПКиО имени М. Горького. Москва. 1930-е гг. Главархив Москвы 

Вот так и началась деятельность директора парка Бетти Глан, которая стояла у истоков идеи его создания. Эти строки взяты из статьи «Первый советский парк культуры и отдыха», которую Бетти Глан написала в 1930-х годах. Сама статья хранится в фонде Главархива Москвы и входит в состав документа «Статьи об организации парковой деятельности в Москве».  

Партер Центрального парка культуры и отдыха имени М. Горького (снято со стороны главного входа). Москва. 1930-е гг. Главархив Москвы 
Отдыхающие в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького.Москва. 1930-е гг. Главархив Москвы 

Приступив к работе в начале 1929 года, Бетти Глан подошла к делу основательно. По мнению директора социалистический парк должен был быть устроен так, чтобы каждый отдыхающий на его территории мог найти занятие по интересам. А главное – парк должен был стать органичной частью города и характерным памятником своей эпохи.  

Бетти Николаевна Глан.  1927 г. Главархив Москвы 

В начале своего пути Бетти Глан понимала, что для обеспечения высокого уровня многогранной творческой и организационной работы парка нужно было в первую очередь подобрать соответствующие кадры в дополнение к уже работавшему там персоналу с лета 1928 года.  Бетти Глан быстро решила этот сложный вопрос: 

«Я обратилась в академию коммунистического воспитания, являвшуюся тогда головным вузом по подготовке работников культуры, и договорилась с ректоратом о выделении нескольких выпускников на работу в парк. Такая же договоренность была достигнута с театральным, физкультурным институтами и творческими союзами». 

Директор ЦПКиО Б.Н. Глан рассказывает С.М. Буденному о парке. У центральной балюстрады. 1935 г. Главархив Москвы
Директор ЦПКиО Б.Н. Глан и М. Горький в парке во время прохождения в Москве 1-го Всесоюзного съезда писателей. Август 1934 г.  Главархив Москвы 

Бетти Глан с нежностью вспоминала, что на помощь работникам парка (директор называет их парковцами) пришли многочисленные добровольцы – комсомольцы и молодежь. Они стали парковым активом и настоящей опорой штатных работников во всех видах деятельности. Безусловно, энтузиазм парковцев и актива быстро принес свои плоды – в геометрической прогрессии росла посещаемость и привлекательность Центрального парка культуры и отдыха. 

Б.Н. Глан, А.И. Микоян и Н.С. Хрущев во время посещения парка. 1934-35 г.  Главархив Москвы 

В Главархиве Москвы хранится журнал «За социалистический парк: о Генплане Центрального парка культуры и отдыха» 1932 года. Там Бетти Глан пишет о том, что благодаря сокращению рабочего дня за счет механизации и повышения производительности труда у горожан появилось больше свободного времени, следовательно – новые возможности для разностороннего развития. По мнению директора, парк культуры и отдыха являлся одним из опорных пунктов партии и советов в деле коммунистического воспитания трудящихся. Поэтому вопрос его организации заслуживал особенно большого внимания. 

Б.Н. Глан, директор ЦПКиО им. Горького, с коллегами. 15 мая 1937 г.  Главархив Москвы 

Но также Бетти Глан утверждала, что отдых в парке ни в коем случае не должен быть продолжением рабочего дня, а доказывала свои мысли она так:  

«Бесспорно положение, что парк не должен продолжать трудовые процессы, что он должен являться трудовой паузой, но энергия пришедшего в парк рабочего должна не выключаться, а переключаться на другие виды деятельности. Работа в парках должна быть организована таким образом, чтобы, охватывая коммунистическим влиянием рабочие массы в парке, организуя их на борьбу за выполнение очередных политических задач, она вместе с тем являлась бы отдыхом для рабочего и удовлетворяла бы его культурные запросы».  

Аттракцион в ЦПКиО. 1930-е гг.  Главархив Москвы 

Кроме того, Бетти Глан приводит в пример результаты опроса 2000 человек, которых спросили, что нового они узнали, отдыхая в парке. Вот некоторые ответы опрошенных: 

«Узнал об арктическом полете, — чернорабочий, 20 лет, ударник. 

Заинтересовалась химией, узнала производство маргарина, — 18 лет. 

Изучал иностранные языки, — слесарь, 18 лет». 

Аттракцион в ЦПКиО. 1930-е гг.  Главархив Москвы 

Среди посетителей немало было и выдающихся деятелей культуры: как русских, так и иностранных. Например, известный датский писатель Мартин Андерсен Нексе в 1934 году назвал парк «подлинным монументом освобождения человека», британский писатель и публицист Герберт Уэллс в том же году провозгласил парк «фабрикой счастливых людей», а наш поэт-футурист Владимир Маяковский – «парком размаха и массы». Известный французский писатель и гуманист Ромен Роллан в 1935 году отзывался о советском парке следующими словами: 

«Я хотел бы, чтобы весь мир Запада, который тщеславно драпируется своим «гуманизмом», предназначенным для удовлетворения гордости и разевания скуки небольшой группы избранных, пришел бы учиться сюда подлинному и благородному гуманизму, который питает все человечество, обновляя душу и тело».  

Соревнования на ходулях в детском городке. 1930-е гг.  Главархив Москвы 

Стоит отметить, что любил парк и сам Максим Горький. В своей статье «Первый советский парк культуры и отдыха» Бетти Глан вспоминает интересную ситуацию, связанную с писателем: 

«Как он был рад, когда после посещения парка в 1935 году, очень сдержанный и скупой на похвалу Ромен Роллан с искренним восхищением поздравил Алексея Максимовича с тем, что это “прекрасное учреждение” носит его имя. Алексей Максимович рассказал мне об этом, пряча довольную улыбку в своих нависших усах, и прибавил: “Только я тут, конечно, не при чем, хоть и не скрою, что и мне наш парк нравится, потому что хорошо там людям”». 

В Детском городке. 1930-е гг.  Главархив Москвы 

В Главархиве Москвы хранятся статьи об организации праздничных мероприятий в ЦПКиО им. Горького. Там Бетти Глан вспоминает, что в 1930 году в Центральном парке культуры и отдыха во время массовой инсценировки в честь XVI съезда Коммунистической партии был использован огромный теневой экран. Такой агрегат произвел на зрителей очень сильное впечатление. Вдохновившись этой ситуацией, коллектив парка во главе с Бетти Глан подумали:  

«А если бы установить настоящий киноэкран таких размеров? Он решил бы задачи не только систематической демонстрации лучших кинофильмов десяткам тысяч зрителей, но и сделал бы возможным использование кинопроекции для массовых театральных постановок, интересных праздников, кинопремьер. Мечты и мысли приходили одна увлекательнее другой. Но в ту пору, в годы первой пятилетки, когда только начиналось развертываться производство киноаппаратуры, эти мечты справедливо считались плодом буйной комсомольской фантазии». 

Отдых в гамаках в зоне тишины. Иллюстрация из путеводителя.  Главархив Москвы 

Спустя некоторое время Бетти Глан вернулась к этой мысли, ведь в 1933 году в Парке имени Горького был построен открытый театр на 20 тысяч зрителей с огромной, хорошо оснащенной сценой и, главное, с первоклассной радиоаппаратурой, обеспечивающей отличную слышимость.  

Здание звукового кинотеатра в ЦПКиО. 1930-е гг. Главархив Москвы 

После долгих поисков образца, который подтвердил бы реальность их замысла, летом 1934 года в одном из зарубежных журналов наконец-то нашлась нужная фотография. На ней было изображено, как в лесу на террасах большого амфитеатра стояли рядами сотни автомобилей, а сидевшие там люди смотрели кинофильм на увеличенном экране напротив обычного, установленного на открытой эстраде у края долины. Другими словами – кинобудка была врыта в откос на расстоянии в 40 метров от экрана – в современном понимании это можно сравнить с проектором на стену для просмотра видео и иллюстраций. Эта фотография вдохновила Бетти Глан на создание огромного экрана для демонстрации на нем картин десяткам тысяч москвичей и гостям столицы.  

Скульптура «Девушка с веслом». Украшение центрального фонтана. Автор Шадр.  Главархив Москвы 

Была проведена огромная творческая и техническая работа. Опустив все подробности мастерства и таланта советских инженеров, отметим только то, что начальник Главного управления кинематографии Борис Шумяцкий охарактеризовал это достижение как «акт подлинно революционного значения в области техники кино». 

Книга отзывов почетных гостей ЦПКиО им. Горького с автографами Р. Роллана, Г. Уэллсы и др. 1934-1955 гг. Главархив Москвы 

И вот 23 мая 1936 года 20 тысяч москвичей пришли в Зеленый театр Парка Горького. Это было поистине завораживающее зрелище, ведь экран был высотой в трехэтажный дом: его площадь составляла 170 квадратных метров. Пожалуй, самым лучшим описанием этого момента является воспоминание Бетти Глан, которая поэтично написала об этом в статье «Кино-гигант»: 

«Погас свет. Невероятно длинный серебряный луч прорезал темноту над головами сидящих. Огромный экран ожил, засветился, зашевелился. Сначала по нему поплыли неправдоподобно большие буквы титров, а затем зазвучали как будто не очень громкие, но удивительно внятные и везде слышные голоса актеров. В огромном зале напряженная тишина. Показалась панорама парка с летним цирком, из которого на публику бежала, прижав к себе черного ребенка, актриса Марион Диксон — Любовь Орлова. По многотысячному залу пронесся шквал аплодисментов, на некоторое время заглушивший звучавшие с экрана голоса. С неослабным вниманием был просмотрен новый увлекательный фильм режиссера Александрова, по его же признанию — «засверкавший необычайно яркими красками на замечательном экране». А когда поплыли последние кадры фильма и в демонстрации на Красной площади зазвучала песня Дунаевского «Широка страна моя родная», все 20 тысяч зрителей поднялись с мест и подняв руки над головой, бешено зааплодировали». 

Из книги отзывов почетных гостей ЦПКиО им. Горького с автографами Р. Роллана, Г. Уэллсы и др. 1934-1955 гг. Главархив Москвы 

Вот так молодая девушка стала первым директором Парка Горького и создала культурное пространство мирового масштаба. Бетти Глан занимала эту должность до 1955 года. В ноябре 1964 года ей было присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры», а в 1980-е годы Бетти Глан как автор и режиссер активно участвовала в проводимых Министерством культуры СССР Всесоюзных фестивалях, театрализованных представлениях. Бетти Глан прожила долгую и насыщенную жизнь, оставив огромный след в русской истории и культуре. Умерла она в 1992 году и была похоронена на Донском кладбище в Москве. 

За социалистический парк: о Генплане Центрального парка культуры и отдыха. 1932 год. Главархив Москвы 


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности