20.01.2020      913      0
 

Бактрийско-Маргианская культура


Надежда Дубова в «Родине слонов»

Как так получилось, что цивилизация Маргуш, не менее древняя чем месопотамская или хараппская, оставалась никому не известной ещё 50 лет назад? Верно ли, что зороастризм возник в храмах огня города Гонур Депе? И почему до сих пор не обнаружено никаких следов маргушской письменности? 

Об исследовании таинственной Бактрийско-Маргианской культуры, только недавно вышедшей на поверхность из песков Туркменистана, читайте в стенограмме эфира дружественного проекта «Родина слонов» с доктором исторических наук, кандидатом биологических наук, руководителем сектора этнической экологии Института этнологии и антропологии РАН, руководителем международной Маргианской экспедиции Надеждой Анатольевной Дубовой.

М. Родин: Сегодня мы будем говорить о цивилизации, которая открылась взору исследователей только в 70-е гг. ХХ века. Причём это достаточно крупная цивилизация, ровесница Месопотамии, индской цивилизации. Это конец III — нач. II тысячелетия до н.э. Это монументальные постройки, большие города посреди современной пустыни, где сейчас уже, казалось бы, ничего нет, и не ожидали там найти. Мы будем говорить про Бактрийско-Маргианскую культуру. Правильно ли я понимаю, что в принципе среднеазиатская история была для нас сто лет назад полностью покрыта мраком? 

Н. Дубова: Действительно, древняя история Средней Азии до начала ХХ века начиналась с походов Кира Великого. Уже в течение ХХ века целенаправленно проводились огромные работы усилиями именно российских учёных, которые удлинили её к настоящему времени до 300 тысяч лет назад. Была открыта Алексеем Павловичем Окладниковым эпоха мезолита. И сейчас эти памятники всё больше и больше изучаются. Не только на территории Туркменистана, где он работал, но и современного Таджикистана, Узбекистана эти работы проводятся. Кроме того, были изучены памятники, связанные с эпохой бронзы, неолита, энеолита. 

Причём оказалось, что уже в VI-VII тысячелетии до н.э. весь юг Средней Азии был процветающей страной, которую действительно можно связывать напрямую с Месопотамией. Там очень много параллелей. Это была самобытная культура, но связанная с месопотамскими центрами, вся культура об этом говорит. Что хотелось бы подчеркнуть, это действительно заслуга именно отечественных, советских учёных, российских учёных вместе с исследователями, которые работали в республиках Средней Азии, и именно они это сделали, удревнили эту историю. 

Работы там начались после войны, в 40-х – начале 50-х гг., но это были просто широкомасштабные исследования, и открывались всё новые и новые памятники. О том, что там существует цивилизация, про которую вы сказали, стало ясно только в самом начале 70-х гг. 

М. Родин: Как это произошло? Насколько я понимаю, это произошло в том числе благодаря упорству Сарианиди. Как-то он верил в то, что там что-то есть.

Доктор исторических наук Виктор Иванович Сарианиди (1929-2013)

Н. Дубова: Можно много имён назвать, которые внесли свой вклад. Я уже назвала Алексея Павловича Окладникова. Сергей Павлович Толстов открыл древнехорезмийскую цивилизацию. Вадим Михайлович Массон, его отец Михаил Евгеньевич Массон. Они проводили обширные работы на всех территориях. И Виктор Иванович Сарианиди был. Он ровесник Вадима Михайловича Массона, они друзьями были, и в этом году как раз у них обоих отмечается девяностолетие. То есть нельзя сказать, что Сарианиди один работал. Безусловно, там были и туркменские коллеги, которые принимали в этом участие. Во всяком случае, в Маргиане очень большой вклад внёс Масимов из Ашхабада.

Работала на юге Южно-Туркменистанская археологическая экспедиция, больше известная под сокращённым обозначением «ЮТАКЭ». Именно она начала в 50-е гг. такие исследования, всё дальше и дальше уходя в пески. И в составе этой экспедиции был Виктор Иванович Сарианиди, который и открыл большинство памятников. Происходило это не потому, что он поставил себе цель что-то открывать. Просто находили большой памятник, они его копали. Каждый сезон обычно и в процессе раскопок, и после него проводится небольшая разведка. И уже к середине 70-х гг. стало ясно, что памятники уходят всё дальше и дальше в пески. 

Здесь есть такая важная природная особенность, что практически все реки (собственно, это для всего мира характерно, в частности для Средней Азии) мигрируют, сдвигают своё русло. А тут ещё почвы лёгкие, лёссовые. В горах не так легко сдвинуться реке. Но даже там, в предгорьях, это происходит. А в песках – тем более. Были специальные гидрологические исследования в Каракумах. И оказалось, что древняя дельта Мургаба находилась намного дальше в Каракумы. То есть от современного города Байрамали или Мары (в Мары сейчас протекает Мургаб) это 100 км. 

М. Родин: А Мургаб – это центральная речка, вокруг которой эта цивилизация располагалась. 

Н. Дубова: Открытые памятники действительно концентрируются вокруг этой реки. Но перед этим, в более ранний период, в IV тысячелетии до н.э., в Тедженском оазисе, это ещё на юго-запад в том же самом Туркменистане, есть знаменитый памятник Геоксюр. Он расположен вдоль реки Теджен. Он не один, в Геоксюрском оазисе тоже много поселений находится. А ещё более ранние памятники находятся в предгорьях Копетдага. Джейтунская культура, связанная с месопотамскими неолитическими, энеолитическими расселениями, расположена в предгорьях Копетдага и тоже привязана к руслам рек. Потому что там была вода, было удобно. И когда уже там не было достаточно территорий, люди постепенно осваивали новые территории. Так они пришли и сюда. 

Чем отличается эта дельта? Она слепая, растворяется в песке. Есть такая точка зрения, что в какие-то исторические периоды она доходила до севера. Вы знаете трагедию Аральского моря, которое высыхает. Но в своё время это было огромное море, которое было связано с Каспием. И их соединял Узбой. Амударья, Узбой – была там большая река. Есть точка зрения¸ что возможно Мургаб когда-то впадал в это. Я не очень сильна в геоморфологии, в палеогеографии. Но у нас есть специальный проект, который поддержал РФФИ, первый год мы только начали работать, где мы пытаемся узнать, насколько древний Мургаб далеко заходил на север, и насколько из северных степей можно было проникнуть на юг. Это и для развития маргианской цивилизации важно, но это важно и для понимания общих исторических процессов на этой территории.

Вернёмся к Маргиане. В 50-е гг. целенаправленно проводились разведки и раскопки этих памятников. Чтобы вы представляли масштаб этого явления: в 1990 г. в Ашхабаде В.И. Сарианиди опубликовал книгу «Древности страны Маргуш»…

М. Родин: А Маргуш – это древнее название Маргианы.

Н. Дубова: Это одно из названий. Там он опубликовал схему, где выявлено больше двухсот поселений вдоль дельты Мургаба. Причём эти поселения относятся именно к эпохе бронзы. Это конец III-начало I тысячелетия до н.э. То есть эпоха бронзы, начало раннего железа. Он тогда предполагал другие датировки, он считал, что всё это было только во II тысячелетии. И только фактически в конце 90-х гг., когда данных стало очень много, радиоуглеродных дат много появилось, стало ясно, что всё уходит корнями в конец III тысячелетия. Из этих двухсот памятников, которые были ими открыты, в настоящее время раскопаны полностью всего три. 

М. Родин: Стандартная для археологии история. Буквально вчера мы говорили про Новгород, там раскопано 5%.

Н. Дубова: Частично раскопано ещё 3-4 памятника. На центральном поселении Гонур-депе сейчас очень много находок сделано. И благодаря усилиям и энтузиазму именно В.И. Сарианиди, тут соавторов практически нет, в конце 80-х-90-х гг. мы получили такие материалы, которые заставили всех поверить, что это была цивилизация. 

М. Родин: Там фотографии одни чего стоят. Даже если нагуглить (это не сложно), эти города очень сильно впечатляют. Понятно, что это руины, но тем не менее.

Н. Дубова: Даже из космоса всё видно.

М. Родин: Давайте посадим всё это на географии. Более-менее мы определились: это север Афганистана, Туркменистан, Таджикистан. 

Н. Дубова: Здесь немного другая последовательность. То¸ что мы говорим про Маргиану – во-первых, это был большой исторический вопрос о том, где она расположена. Понятно, что она называлась Маргианой после походов Александра Македонского. Это греческое слово. До этого существовало другое название: Маргуш. В исторических источниках она не упоминается. Она упоминается только в Бехистунской надписи царя Дария. То есть позже, чем она существовала. 

И у академика Струве есть специальная работа, где он рассматривает разные названия этой страны. И самые первые, наверное, её упоминания относятся к священным текстам Авесты, где упоминается страна Моуру, одна из самых центральных, где распространён был зороастризм. Но, как вы знаете, в Авесте очень многие территории упоминаются, а их локализация является темой не одного десятка, я думаю, кандидатских и докторских диссертаций, где разные люди разные точки зрения высказывают. 

И Струве как раз по корням этого слова, Маргуш, Маргиана, Моуру, предположил, что она связана именно с течением реки Мургаб. И как раз открытия Сарианиди на эту точку зрения очень хорошо легли. То есть они фактически подтвердили, что тут была страна. И скорее всего она называлась Маргуш. Сейчас историки пытаются найти параллели в древних исторических записях, но, в общем-то, нет таких источников, которые бы точно подтверждали, что эта страна называлась Маргуш. 

Что касается других территорий и другой идеи, которая связана с Маргианой, с Маргуш. Дело в том, что с 1969 по 1979 гг. работала огромная советско-афганская экспедиция. Её задачей было создание археологической карты северного Афганистана. Виктор Иванович был одним из руководителей этой большой экспедиции. И когда он начал там работать, и даже до этого, когда начал готовиться работать там, он посмотрел очень большой объём литературы, он обратил внимание на то, что находки в Туркменистане практически совпадают с теми, которые встречаются в Афганистане. И уже в 1974 г., в процессе работ в Афганистане, он высказал концепцию о существовании т.н. Бактрийско-Маргианского археологического комплекса.

Сейчас исследователи называют его «цивилизацией Окса». Это было предложено французами, американцами. Мы не совсем согласны. Дело не в том, что это они его предложили, а в том, что самые яркие находки к Оксусу, как древнему названию Амударьи, практически не привязаны. Это всё привязано к другим территориям. Употребляется ещё термин «цивилизация оазисов». Т.е. в разных оазисах похожие процессы шли. Тоже эта концепция не сохранилась, не придерживаются её исследователи. 

Еленой Ефимовной Кузьминой в своё время была предложена формулировка, сокращённое название Бактрийско-Маргианского комплекса, БМАК (BMAC). Причём оно одинаково звучит и на кириллице, и на латинице. Поэтому очень удобно даже с иностранными специалистами говорить. Но она предложила вместо комплекса говорить о Бактрийско-Маргианской культуре. Но культура в археологии – вообще очень широкое, размытое понятие. В данном случае оно очень удобно, потому что говорит о распространении общих традиций и элементов культуры на большой территории. 

М. Родин: И причём не обязательно, что эти люди даже говорили на одном языке. 

Н. Дубова: Да. В.И. Сарианиди, когда высказал эту концепцию и потом постоянно, много раз возвращался к её обоснованию, практически до последних дней, как раз подчёркивал то единство элементов, которое есть. Оно прослеживается и в архитектуре, и в производстве, и в культуре, в религиозных воззрениях, которые, конечно, для тех периодов времени очень сложно восстанавливаются. В погребальных традициях, которые очень консервативны, но они бывают удивительно похожими. Есть такой памятник на юго-востоке Ирана, Шахри-Сухте. Это территория Систан и Белуджистан. Если вы увидите фотографии, вы их вообще не отличите от туркменских, маргианских. 

М. Родин: Мы уже плавно перетекаем к проблеме возникновения этого большого единого культурного региона. Я думаю, что нужно поговорить о контексте. Этот регион географически находится между Месопотамией и долиной Инда. Между двумя известными большими цивилизациями: хараппской, как её иногда называют, и месопотамской. А это удобная, в тот момент плодородная дорожка между этими двумя территориями. Какие есть предположения о том, как она возникала в III тысячелетии? Что происходило вокруг и как мигрировали народы, если они мигрировали? 

Н. Дубова: Безусловно, люди мигрировали. Но дело даже не только в миграциях. Одна из достаточно распространённых точек зрения, с которой я только частично согласна, что вообще вся цивилизация, которую можно назвать Бактрийско-Маргианской археологической культурой, возникла в результате торговли. Т.е. именно торговые пути на этом большом пространстве привели к формированию этой цивилизации. 

Самый первый сигнал был – это торговля лазуритом. Самые первые работы о том, что лазурит из Бадахшана, это район Памира и Тянь-Шаня, находится в той же Месопотамии, показывали о том, что эти торговые пути существовали. 

Вы сказали, что Маргиана расположена посередине. Это не совсем так. 

М. Родин: Она чуть выше, да. 

Н. Дубова: Нет, даже дело не в том, что она выше. Идёт Копетдаг. На севере Копетдага Туркменистан, на юге – Иран. Там есть проходы. Есть проход, где Амударья его пересекает тоже, в принципе. Но это Амударья. Её нужно видеть, чтобы понять: её просто так форсировать, перейти, и даже сплавиться нельзя. Да, там есть способы, как люди переправляются на курдюках. Но тем не менее для массового переселения должны быть какие-то специальные усилия. 

Кроме того, я уже сказала про Керман, про Систан на юго-востоке Ирана, где такие же совершенно. Но Копетдаг и Керман разделяют две огромные пустыни. Причём они намного страшнее, чем Каракумы. Это Деште-Кевир, а вторая вылетела из головы, извините. 

То есть преодолеть это расстояние невозможно. Их можно было обойти или с запада, или с востока. Конечно, реки, где они были, способствовали этому. Но концепции, как это происходило, сейчас только начинают формироваться. Есть элементы сходства, которые подтверждают как раз наличие торговли на всём этом большом пространстве, в Омане, т.е. на территории Персидского залива с той стороны. Это буквально находки последнего десятилетия. Ещё в начале 2000-х эти находки были единичны. Сейчас есть на территории южного Таджикистана. 

Есть такой памятник очень интересный, он называется Фархор по-таджикски, Пархар по-русски его называют. Один и тот же населённый пункт. Там находки очень похожи и на иранские, и на гонурские. Это место интересно тем, что находится на берегу Пянжа, ещё там он не слился и не образовал Амударью. И на той стороне этой реки расположен памятник, который был открыт французскими археологами, тоже приблизительно в 70-е гг. Он называется Шортугай. И его они интерпретируют как торговую колонию как раз хараппской цивилизации. То есть пришли с юга. Но при всём том в Пархаре индийских вещей практически нет. Там есть отдельные бусинки, которые показывают, что маленькие связи могли быть. Но больше сходства там именно с иранскими памятниками. 

Есть такое поселение интересное, которое было достаточно богато в IV тысячелетии до н.э. Это в долине Зеравшана. Это ещё севернее. А там ещё два горных хребта отделяют их от всей этой территории. Там есть и равнины, естественно, пройти можно. Так называемый Саразм. Очень интересный памятник на территории Таджикистана рядом с Пенджикентом. Это территория тоже для исторических процессов важная, потому что здесь кочевники проникали на территорию Туркменистана намного раньше, чем в более древние периоды. 

Все эти находки последних лет показывают, насколько эти связи были тесные на таком огромном пространстве. 

М. Родин: Какие есть версии о происхождении этой цивилизации, которая недавно для нас открыта? 

Н. Дубова: Я уже сказала по поводу торговли. Вторая версия высказана Вадимом Михайловичем Массоном, что это просто автохтонное развитие на этой территории. Освоение новых технологий, территорий и, соответственно, такой скачок в развитии. 

М. Родин: Тем более, предшествующие неолитические культуры мы там видим.

Н. Дубова: Да. Они просто развивались, расселялись под влиянием торговли, других каких-то центров. 

Сам В.И. Сарианиди поддерживал точку зрения, что всё-таки эта цивилизация в значительной степени была связана именно с месопотамской. Т.е. импульс из Месопотамии был связан не только с культурным взаимодействием, не только с торговлей, но и с реальной миграцией. Т.е. какая-то часть населения из Месопотамии переселилась в этот регион. И благодаря собственным очень выдающимся способностям. Потому что действительно на северных отрогах Копетдага очень интересные памятники, если о них говорить в историческом плане. 

Есть ещё одна точка зрения, которую поддерживают в основном те люди, которые обсуждают идею степного происхождения индоиранских языков, что эта цивилизация возникла под воздействием степных миграций с севера и с евразийских степей. Эта точка зрения весьма распространённая, особенно среди людей, которые занимаются степями. 

М. Родин: Синташтинская культура, про которую мы в своё время много говорили. Которая примерно ровесница, севернее находилась. 

Н. Дубова: Да, в том числе. И действительно, там есть общие элементы. 

Могу сказать новые данные, которые сейчас только-только появились. Они сейчас фактически опубликованы только в Интернете. Это исследования палео-ДНК, которые сейчас очень модные и многими археологами используются, которые касаются и синташты, и вообще андроновской археологической общности, и южных памятников. В Гарвардском университете, в лаборатории Дэвида Райха сделаны. Видимо, бумажная публикация будет в ближайшее время. 

Оказалось, что несколько индивидов с Гонура, т.е. с Маргианы, имеют абсолютно те же самые генетические маркеры, которые имеют представители ямной культуры с Поволжья. И на этом основании они считают, что цивилизация возникла в результате синтеза этих двух культур. Я не совсем согласна с этим выводом, хоть и являюсь соавтором этой большой статьи, потому что интерпретация генетических данных может быть другая. Это сходство может возникнуть за счёт того, что более ранняя волна мигрантов в степи из Ближнего востока сюда на запад имела место. И эти гены могут принадлежать той самой очень ранней миграции. Здесь всё, конечно, связано с тем, что у нас не хватает материалов самого Ближнего востока. И далеко не по каждому образцу, в том числе и по этим, у нас есть абсолютные даты, которые мы могли бы подтвердить. 

М. Родин: Получается, есть такая версия, что на Ближнем востоке, где формировались индоевропейские языки (где бы то ни было: в Анатолии, или вокруг Каспия, Чёрного моря, как сейчас спорят) она разделилась на две ветви: одна пошла чуть севернее в степи, а другая чуть южнее в Центральную Азию. И потом эти потоки опять объединились. И за счёт этого могут быть генетические схожести, да? 

Н. Дубова: О том, что была неолитическая миграция с Ближнего востока в степи и на другие территории – с этим никто не спорит. Но когда она достигала тех или иных рубежей, определить не так легко. И в том числе, конечно, происхождение самих генов при единичных материалах интерпретировать однозначно достаточно сложно. Но один из авторов концепции ближневосточной прародины индоиранских языков индоевропейских, Вячеслав Всеволодович Иванов, ещё в 2004 г. высказал именно эту идею, которую вы сейчас озвучили: возможно, что они сначала расселились в степи, а потом вернулись на юг Средней Азии через степи где-то во II тыс. до н.э.

М. Родин: Я правильно понимаю, что ваша группа скорее придерживается того, что Сарианиди говорил? Скорее всего, это локальная цивилизация, которая сама там развивалась, но получила очень большой толчок влияния из Месопотамии. 

Н. Дубова: Да, действительно. Кроме этого, не только гонурский регион, но и тот комплекс, про который мы с вами говорили, даёт много оснований считать, что есть очень сильное влияние из цивилизации долины Инда. Мне очень нравятся две исторические концепции. Одна высказана Грегори Посселем, американским специалистом по индской цивилизации. Он назвал всё это пространство, южные районы Средней Азии, весь Иран, среднеазиатским межкультурным взаимодействием, Middle Asia intercultural space. Очень хорошее название. Концепция Сандро Сальваторе, очень хорошего итальянского археолога, который тоже в этом году отмечает семидесятилетний юбилей, и Маурицио Този, тоже итальянский крупный археолог, который ушёл из жизни недавно, заключается в том, что Бактрийско-Маргианский комплекс является продуктом эпохального цивилизационного развития центров, которые развились ещё в неолите. На всём этом большом пространстве в разных областях развивались культуры, а новый импульс придал им много общих черт. 

М. Родин: Как бы накрыл сверху и связал. Я сравниваю с эллинизмом, только более ранним. Когда были цивилизации, потом пришла общая культура, которая их объединила. 

Н. Дубова: Да, действительно можно такие параллели провести. 

М. Родин: Давайте переходить к деталям. Насколько я понимаю, основной памятник – это Гонур-депе. Что это такое? Какие масштабы? Как это выглядит? 

Н. Дубова: Гонур-депе обратил наше внимание сразу, как только его нашли, своими размерами. Когда его в 1972 г. Виктор Иванович нашёл, он решил, что этот памятник относится к ахеменидскому времени. То есть на полторы-две тысячи лет позже, чем он реально существовал. Но когда он посмотрел керамику, в этом же году, он понял, что это относится к эпохе бронзы. 

Гонур прежде всего отличается от всех остальных поселений, о которых я говорила, своими размерами. 200, а сейчас ещё итальянские исследователи проводили специальную исследовательскую работу и установили до 500 поселений, включая не только оседлые, но и кочевнические поселения на этой территории. 

То есть структура такая: были городские поселения, а вокруг них кочевали скотоводы. Это не были такие подвижные скотоводы.

М. Родин: Тогда кочевого скотоводства ещё не было физически. 

Н. Дубова: Да. Но свои скотоводы вокруг этих поселений тоже были. Это сейчас доказано достаточно хорошо. 

М. Родин: Какова площадь Гонур-депе? 

Н. Дубова: Площадь у нас изменяется. Сначала говорили о 10 га. Потом стало понятно, что не укладывается всё что раскопали, один некрополь занимает 10-12 га. Центральная часть Гонура только занимает 25 га. Если взять соседние храмовые постройки – то центральная часть Гонура до 40 га сейчас считается. Естественно, что рядом есть т.н. сателлитные поселения и точно оценить сейчас это невозможно. Конечно, есть сейчас современные методы, но для их применения нужны определённые приборы, финансовые средства, чтобы точно это оценить. Поэтому мы на это не тратим свои усилия. 

М. Родин: Это плюс-минус, по-моему, как всё Замоскворечье, где мы находимся. 

Н. Дубова: Наверное. Но во всяком случае для эпохи бронзы, для Средней Азии это очень крупное поселение. Ещё одна важная особенность – это то, что на этом поселении практически никто не жил. Не смотря на всю эту огромную площадь, центральная часть занята кремлём, обнесённым стеной. Причём толщина стены доходит до 2,5-3 м. То есть явно стены были очень высокими.

Гонур-депе, взгляд на кремль с запада. апрель 2009 г. Источник

М. Родин: То есть большая крепость. 

Н. Дубова: Да. Но самое интересное: стена выглядит как защитная, но она защитную функцию не выполняла. Там есть такие образования, как треугольные амбразуры. Если посмотреть на фотографии, они производят впечатление мощной крепости. А эти амбразуры горизонтальные, без наклона, что в военном отношении совершенно нерационально. Скорее всего, и архитекторы это подтверждают, они несли декоративную функцию. 

Кроме этой стены есть вторая стена. Тоже мощная, чуть меньшей толщины. Тоже с башнями. И между ней и кремлёвской стеной, как Виктор Иванович считал, располагались храмы. Единственный храм, который признало большинство исследователей в настоящий момент – это храм огня. Там есть ёмкости, которые считаются алтарями вечного огня, где огонь горел постоянно, и рядом с ними расположены т.н. хранилища священной золы. Эти ёмкости к моменту раскопок были заполнены чистой белой золой, а сверху обмазаны глиной так, чтобы она не разлетелась, не была испорчена. Т.е. они придавали очень большое значение огню. 

По поводу других храмов с Виктором Ивановичем мало кто согласен. И его идеи о том, что этой цивилизации были свойственны ранние формы зороастризма, мало кем поддерживаются. Мне приятно говорить о том, что те люди, которые были ярыми противниками Виктора Ивановича, когда они приезжают и видят реально что найдено, не только в публикациях, а там, они понимают, что он хотел сказать. Может, он торопился и быстро называл это не теми терминами, он называл религию, характерную для этого общества, протозороастризмом. Конечно, философской концепции зороастризма здесь не было. Но те ритуалы, традиции, обычаи, которые использовали древние маргушцы, безусловно вошли в зороастризм. И фактически его заслуга заключается в том, что он нашёл истоки, из которых позднее зороастризм мог сложиться. У него даже есть книжка «И здесь говорил Заратуштра». Но на самом деле Заратуштра здесь вряд ли мог быть, потому что всё здесь существовало раньше, чем пророк появился. Но в традиции действительно много параллелей есть. 

М. Родин: Заратуштры нет, а Ахурамазда мог быть. 

Н. Дубова: Параллели в монументальной архитектуре есть как с Месопотамией, с такими знаменитыми памятниками на Ближнем Востоке, как Кносский дворец на Крите. Он позже, но элементы те же самые. То есть из одного центра распространялись и на запад, и на восток какие-то общие элементы. И с дворцом Мари в Сирии. Есть общие элементы, для ближневосточной культуры характерные, т.н. слепые окна, такие высоченные ниши со складчатыми сторонами.

Но есть параллели и с хараппской цивилизацией. У нас есть одно помещение, Виктор Иванович его называл «Царское святилище», которое сходно с одним из помещений Мохенджо-Даро цивилизации долины Инда. Причём это единственная такая полная параллель. Это опять же перекрёсток и в архитектурном, и в культурном плане.

2017. «Цаское святилище» зимой. Источник

Было ремесло, великолепные предметы искусства.

М. Родин: Да. Причём они были сложносочинённые, из разных материалов. 

Н. Дубова: Да, очень красивые вещи. У нас есть кроме храмов царский могильник. Условно царский, могильник элиты. В одной из могил была найдена булавка из метеоритного железа. Мы специально провели исследование. Для этой эпохи ещё не было характерно применение железа, но метеоритное они могли использовать. Наверху она была украшена золотым полумесяцем, восьмиконечной звездой. А самая верхушка состояла из конструкции, которая напоминала горы, причём она была синего цвета. Из какого материала – не могу сказать, потому что это явно не чистый камень, или это плавленый камень. Мы сейчас планируем эти исследования провести, но поскольку драгметаллы там участвуют, не просто это сделать. Там был крошечный козлёнок и ещё более маленький лев прикреплён. Этот козлёночек размером 1 см. Но если посмотреть на публикации, они есть и на сайте, и в книжках В.И. Сарианиди, там есть на рогах бороздки такие, которые у архаров бывают. У него ноздри, глазки показаны. Лев сделан из бирюзы. Он 0,7 см. Причём он с выражением морды, он весь напряжённый. И люди, не имея никаких увеличительных стёкол, используя самые примитивные орудия, это делали. 

На большом некрополе, где у нас больше 5000 погребений известно на этом памятнике, они тоже дали нам колоссальный материал, найдено одно захоронение, как Виктор Иванович его называл, мастера камнереза, потому что там были каменные заготовки и орудия. Но это примитивные бронзовые железячки. И как с такими «замечательными» орудиями люди делали такие вещи – не поддаётся простому описанию. 

Замечательная совершенно керамика. У нас найдена сотня печей. Она звенит, как фарфор. Она не украшена ничем, но она красивая и по формам своим, по всему, то есть мастера были в разных сферах замечательные.

Культовый керамический сосуд из погребения CH02/96 некрополя Гонура с изображением дерева и двух козлов. Источник

Очень красивая обработка камня, сосуды есть каменные, каменные изделия разного, ритуального назначения.

Каменные изделия из погребения в камере 3245, царский некрополь, Северный Гонур. Источник

Было ещё инженерное ремесло. У нас есть на юге памятника конструкция, которую мы называем фильтром. У нас там кроме всего прочего есть очень много бассейнов. То есть войти в сам комплекс нельзя было, не совершив омовения. Против каждого входа есть бассейны. И на юге этих бассейнов три: один очень большой, второй поменьше, и третий совсем маленький. И в середине среднего бассейна было обнаружено сооружение из т.н. сырцового кирпича. Вообще, всё построено из сырцового кирпича, т.е. кирпич только обожжённый на солнце, не в печи. И было удивительно, что в середине бассейна из такого материала стоит сооружение. Оказалось, что оно было приспособлено специально для фильтрования воды. Из большого бассейна сюда вёл маленький арык, внутри этого фильтра находился специальным образом уложенный тростник с верблюжьей колючкой. Верблюжья колючка обладает бактерицидными свойствами, очищающими. Т.е. и механическая очистка, и ещё дополнительная такая природная. И выходное отверстие было на метр выше. Т.е. вода, которая сюда поступала, поднималась, и выливалась в маленький бассейн очень чистой. 

М. Родин: Мы говорим про монументальную архитектуру, про действительно огромный по тем временам город, про сложное ремесло, инженерные конструкции. Но при этом, насколько я понимаю, есть главная проблема: нет письменности. Или есть? 

Н. Дубова: Есть две проблемы. Одна – это отсутствие письменности. Но здесь есть два варианта. Скептически настроенные археологи считают, что её здесь и не может быть, потому что это крайняя периферия Месопотамии и они не достигли того уровня развития, как Месопотамия. Хотя безусловно это цивилизация, это все на международном уровне признали. Но моя точка зрения более оптимистична. Все ранние клинописные таблички имеют хозяйственное назначение. Они все характеризуют какие-то договора, поставки. Они привязаны к таким-то торговым точкам. А на Гонуре никто не жил. Он в основном выполнял ритуальные функции. Может быть, храм – неаккуратный термин для того периода. Но это место, где совершались различные ритуалы и обряды. И люди сюда приходили молиться и совершать эти обряды. А вы знаете, что религиозное знание в древности было секретно, его никуда не записывали. Зачем им записывать какие-то хозяйственные вещи и хранить их здесь? Постоянной мечтой Виктора Ивановича было обнаружение библиотеки этих самых табличек.

М. Родин: Вроде как есть какие-то значки, намёки. 

Н. Дубова: У нас есть одна печать, но она явно импортная, с аккадской надписью. Это цилиндрическая каменная печать, которая, конечно, была сделана не здесь. И умели они читать или нет – сказать трудно. Она из Месопотамии времён Саргона Аккадского. Т.е. очень чётко датировано это время. 

Вторая печать у нас показывает связь с индской цивилизацией. Это типичная хараппская печать с изображением слона и надписью.

Хараппская печать из обожжённого стеатита, найденная на полу пом. 19 (раскоп 9) Северного Гонура. Источник

Есть ещё так называемые токены, они найдены около входа в кремль. Там есть знаки. Но они не повторяют что-то. Может быть, это какое-то зачаточное письмо. Есть такой специалист по древним языкам Игорь Клочков, который высказывал точку зрения, она в ВДИ опубликована, что есть определённые возможности говорить о том, что у них была своя письменность. Но достоверных объектов, на которых было хотя бы два-три знака подряд написано, у нас нет. Отдельные знаки, похожие на эламское письмо, у нас присутствуют.

А вторая проблема – это, конечно, государственное устройство этой цивилизации. Мы говорим: «царские могилы», «правители». А кто управлял? Как было устроено? Явно, что это религиозный центр, куда они приходили. И концепция Виктора Ивановича заключалась в том, что правитель выполнял функцию верховного жреца, что-то похожее на египетскую концепцию. Мы мало знаем, я ещё раз скажу, что из 200 памятников по-настоящему раскопано три. 

М. Родин: Причём это не те памятники, на которых жили люди. 

Н. Дубова: На одном памятнике жилые помещения. 

М. Родин: Я думаю, нам ещё говорить и говорить про эту цивилизацию, потому что сегодня у нас только вводная программа.


Об авторе: Редакция

Подпишитесь на Proshloe
Только лучшие материалы и новости науки

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку. Таким образом, вы разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных. . Политика конфиденциальности